Russian
   

Навигация по сайту  

   

База знаний  

   

Авторизация (получите больше информации)  

   

Map

   
   
   

   

   
   

Контуры «живой архитектуры» в зеркале планетонавтики

Details

(заметки «беспечного дилетанта» для чтения «под карандаш»)

Сайфуллин Н.Ф., "ИноКонт"

 

«Нас спасут немотивированные акты красоты»

БГ

Будьте реалистами – требуйте невозможного

 

Итак, благодаря научно-креативной программе «Иной Контин(г)ент», на фоне социокультурного ландшафта современного мира динамично развивается новая доктрина – «планетонавтика» (см. «Градостроительство», №1, 2011).

Парадигма планетонавтики означает экспансию человеческого сообщества в глубины галактики при условии превентивной апробации соответствующих моделей и инфраструктуры жизнедеятельности в земных условиях. Это – долгожданно и необходимо уже тем, что сулит качественно новые возможности для осмысления феномена традиции с общесистемных позиций, когда ставка на «асимптотическое проектирование» (проектирование при жестких граничных условиях) служит вызовом, оселком для проверки современных достижений, считающихся таковыми для номинальных земных условий…

Первыми этим испытаниям подлежат морально-этические (социокультурные) императивы развития. Однако, очень скоро выясняется тщетность таковых ожиданий, поскольку самого объекта испытаний фактически и нет. Ментальные устои современной эпохи культа потребления попросту исключают их уместность (возможность предъявления к проектной оценке) в свете выдаваемых за естественную норму прагматизма и пресловутого консьюмеризма.

Качественная новизна вызовов, которые планетонавтика принимает на себя за нерешенностью их в космонавтике, кроется в социокультурном аспекте. Это, прежде всего, несравнимо большие масштабы социального формата поселенцев (а именно - сотни и тысячи человек), более того – необходимость поиска решений для социального формата «семья», а отнюдь уже не для отдельных героев-одиночек. К этому обязывает коренная социокультурная миссия планетонавтики по решению проблемы обретения поселенцами новой Родины в условиях, отличных от земной традиции. В этом контексте ясно, что основной проблемой становится даже не то, «а кто именно там будет жить», а «зачем и почему нельзя будет не жить» в создаваемых автономных планетных поселениях.

Плюс к тому встают вопросы обеспечения гражданского характера проектного процесса, к участию в котором в режиме совместного создания благ и краудсорсинга сможет подключиться любой житель планеты Земля.

Развитие планетонавтики в русле назревающей проектной философии обещает не только приток качественно свежих идей для перспективных планов по освоению дальних планет и экстремальных территорий, но и сулит выявление парадигмально новых ориентиров, эталонов для решения насущных проблем земного уклада в целом и урбанистики в частности. Последнее актуально уже в свете поиска выхода из девелоперского кризиса, который наглядно обнаружил несостоятельность многих устоявшихся образов жизни и (урбанистических) концепций.

Принципиальных инженерно-технологических препятствий на обозначенном планетонавтикой пути современная цивилизация почти не имеет: в мире за последние полвека произошел существенный научно-технический прогресс. Ключевая же проблема кроется в социокультурном парадоксе: на данном историческом этапе человечество оказалось не готовым выдвинуть базовые модели социокультурного развития во внеземных условиях. А ведь реализация программ освоения дальнего космоса обязательным образом вынудит человечество впервые в своей истории самому выступить создателем «социальности с нуля»!

Ясно, что чистая «автономия» - это гипотетическая абстракция, но она нам необходима для того, чтобы с неожиданной стороны оценить то, что сегодня происходит не только в архитектуре. Предлагаемые заметки хотелось бы вывести на идеи партнерства ранее непересекавшихся планетарных и урбанистических стратегий на основе нетривиальных идей футуродизайна. Понятно, что это потребует встречных перемен в квалификации сторон на основе новых знаний и освоения непривычной словарной базы, готовности к преодолению в себе творческой самодостаточности и ксенофобии...

Препятствием же на этом пути служит представление (парадигма) о менторской роли архитекторов по отношению к «потребителям их продукции» - самих обитателей создаваемых поселений. А именно: окостенелое разделение этих игроков на «заказчиков» и «исполнителей», когда «все решает тот, кто платит деньги», истребило на корню культуру диалога между ними, сопричастности будущих обитателей к формированию образа и самобытности собственной обители, конструированию их сознания (Д. Фесенко). (Исключения из правил в случаях «крутых заказов» знаем, но общего диагноза они не меняют). Прикрываясь («алиби для сознания») т.н. «специализацией» («каждый должен заниматься своим делом»), реального проектного диалога сторон на основе «дальнобойных сценариев будущего» в сложившейся практике невозможно и ожидать, тем более – наблюдать примеры сценарно-прогнозной разработки проектных заданий, созданных при непосредственной включённости в них будущих поселенцев. Мало того, что этому нигде не учат, так и «неиспорченных опытом прошлого» объектов приложения таких знаний вокруг пока не просматривается.

И все же зарождается надежда, что сферой отработки необходимых идей «проектной коэволюции» игроков сможет выступить «живая архитектура» в контексте прогрессивных идей планетонавтики.

Исходные положения

Заявленная тема живой архитектуры ждет пояснения самого этого понятия. Для меня живая – значит архитектура, наполненная жизнью, многообразием смыслов, делающих ее таковой, а не та любая «форма, под которую можно загнать любую функцию» (Лежава И.Г.). При этом будем исходить из рассмотрения вопроса не с позиций архитектурно-планировочных решений[1], а в плане семантики и онтологии урбанистической среды, делающей возможной саму жизнедеятельность поселения как целостного социокультурного организма. Сразу отмечу, что бионические, антропоморфные и т.п. идеи при этом учитываются, но к ним одним решение не сводится.

Проектировщику удобно, увы, оставляя за собой «алиби для сознания» (Ульяновский А.В.), отстраненно-безучастно относиться к содержанию («нерву», контенту) той самой жизни, ради которой и создаются архитектурные решения. Знание же этой предстоящей жизни означает необходимость понимания многообразия и динамики ее социальных сценариев, равно как и соответствующих граничных условий (Рисунок 1). Прогностическая роль сценарного проектирования несомненно важна именно тем, что делает возможным анализ жизненных «русел устойчивости» и их адаптации к возмущениям; в этом плане сценарии служат своеобразными «сталкерскими вбросами гаечек в будущее». Несомненно, что наиболее достоверными будут те модельные решения, которые включают в себя самого обитателя, более того – созданы при его непосредственном участии.

Допустим, терпеть обитателя в проектном процессе готовы. Как же говорить с ним «на проектной сцене», на каком равнодоступном едином языке это станет возможным? Ведь «обнищание духа и здоровых амбиций» окружает повсеместно, да и языку этому нигде не учат. Придется создавать его «с нуля»?!

Прежде всего, при поиске требований к подобному языку будем исходить из того, что, как минимум, он должен раскрывать Будущее во всем многообразии данного феномена (Рисунок 2)[2], быть равнодоступным для сторон и пригодным для описания и контроля воплощения проектного задания.

Неизбежная при этом принципиальная сложность таится в неопределенности Будущего, необходимости вброса проекта за пределы изведанного. Т.е. сплошная инновационность, избыточная рисковость. А, как известно, без опоры на традиции система нежизнеспособна. Так что же возьмем в это будущее?

Методологической базой в таком проектном прогнозировании (футуродизайне) должны служить феномен человека социального и ответ на вопрос: «Что есть мы как земляне?». Но и тут современная наука мало чем может порадовать, темой этой она прежде не была озадачена (позволяя себе не утруждаться этим радикально важным вопросом). Ключевое противоречие футуродизайна – «в будущем мы еще не жили, но проектировать его надо уже сейчас». Если вариант отказа от проектирования как такового не подходит, то в качестве методологической установки остается принять «будущее как причину настоящего».

Феномен «проектно-пригодного общества» подвигает нас мыслить его на уровне ментальностей, а не привычных биологических сущностей – «человеков». Потому – немного теории:

Итак, единственное, что мы твердо знаем об этом искомом будущем – это то, что: 1) оно будет и 2) в нем протекает некоторая жизнь, т.е. имеется действующая коммуникация. В проектном плане действующая коммуникация и принимается как критерий жизнеспособности, признак существования жизни (социальной)[3]. Предметом этой коммуникации являются «смыслы» (Н.Луман). Под смыслом понимается схема, обеспечивающая продолжение коммуникаций и соответствующих переживаний. Эта схема включает в себя неразрывное единство противоположностей – т.н. компетенций и мотивов. В этом контексте сама социальная реальность подлежит интерпретации, раскрывающей внутренний смысл человеческих поступков.

Структурами коммуникации являются ожидания. В результате “циркулярного отношения” коммуникации к коммуникации образуется «порядок» как итог рождения так называемого «собственного поведения» системы. Целям обеспечения социокультурной динамической устойчивости «собственного поведения» через «восполнение смыслов» (преобразование нарушаемой самой жизнью топологии семантических полей) и должен служить комплекс социальных технологий. Предметом деятельности последних является обеспечение баланса (гармонии) самоорганизации снизу и организации сверху («рефлексивная петля» по В.Е. Хиценко). В данном контексте неизбежен отказ от традиции постановки целей сверху в пользу непрерывного уточнения моделей «ограничения плохой свободы» снизу (эволюционный менеджмент по В.Е. Хиценко). Двигателем этого процесса служит проблематизация, что открывает возможности проявления и интерпретации механизма эволюции виртуальных социокультурных страт.

Тем самым закладывается понимание содержания и динамики стратификационных социальных процессов, задающих основы взвешенных урбанистических решений.


О принципах футуродизайна

Проектное прогнозирование (футуродизайн) аправлено на поиск решений, адекватных Будущему. По определению, проектирование в футуродизайне является превентивным (перспективным), оно предназначено не для немедленного внедрения, а намечает перспективные идеи и направления, призванные дать опорные образцы, эталоны принципиальных решений для продуктов, моделей жизнедеятельности и в целом среды обитания, ожидаемых в будущем.

В маркетинговом плане, его базовый принцип - «обгонять, не догоняя». Отдаленность футуродизайна от прямой коммерческой выгоды рассматривается как важная его особенность, которая может способствовать изменению фокуса, например, промышленного дизайна в целом с маркетинговых (экономических, производственных, эксплутационных) аспектов на социальные, культурные и экологические аспекты и общественное процветание в целом[4].

В целом, футуродизайн нацелен на развитие культуры:

* проектного прогнозирования и конструктивной толерантности на основе проблематизации (анализа партнерств (диагностирования проблем) и синтеза альянсов (прогнозирования проблем));

* творческого партнерства в триаде "наука-бизнес-власть" (в т.ч. целостной системы превентивного решения социально-экономических проблем регионов),

* мировоззренческой навигации \"навигации в дебрях идеалов и ценностей"\ (понимания самого себя, своих мотивов, вычисления целей, умения хотеть и соразмерять "хотения" с реальными возможностями - замыкание триады "хочу-могу-делаю"),

* поиска и изобретательского решения социально значимых проблем (культуры проблематизации),

* поиска и освоения ниш, свободных от конкуренции,

* создания нетривиальных решений в условиях исследования и проектирования Будущего…

 

Арсенал исследовательских технологий футуродизайна включает:

* Спонтанное проектирование

* Проблематизацию (диагностирование и прогнозирование проблемных ситуаций)

* Семантическое проектирование

* Дизайн-программирование

 

Главным критерием оценки эффективности решений футуродизайна служит параметр «качество жизни». Данный комплексный параметр включает в себя как объективные характеристики условий, средств и процессов жизнеобеспечения и жизнедеятельности человека, так и субъективные индикаторы, раскрывающие его личностное благополучие, удовлетворенность полнотой востребованности своего потенциала в различных сферах и обстоятельствах жизни. Совокупность жизненных ценностей, характеризующих виды деятельности, структуру потребностей и условия развития человека и общества, удовлетворенность людей жизнью, социальными отношениями и окружающей средой имеют непосредственное семантическое содержание, потому измерение качества жизни ведется в единицах смыслов, интенсивность смыслов измеряется в единицах «лем».

Фундаментальным вопросом футуродизайна являются социокультурные последствия технологических решений. Соответствующие императивы задают необходимость поиска оптимальных социотехнических проектов в зоне семантического прорыва, качественного приращения смыслов в точке пересечения «традиция – новация», с которой и связывается понимание "Будущего как причины настоящего» (Рисунок 3). Тем самым реализуется функция проектирования как формы познания, где акцент делается на поиск динамической устойчивости семантически самобытной социокультурной системы.

Результатом диагностирования исходных социокультурных проблем служит модель проблемно-символической реальности (ПСР), что является подготовкой к анализу коммуникативно-инновационного поля (КИП). Учет исторических особенностей (предыстории), текущей конъюнктуры и феномена будущего (как желаемого, ожидаемого и возможного) означает включенность принципа назначения и уместности искомых инноваций. Взаимодействие акторов нацелено на "вычисление" тех координат семантического пространства (в КИПе), где именно (и только там) будет уместным запуск инновации, когда эволюционная логика развития социокультуросферы задает с той или иной точностью момент этого запуска.

В этом процессе участников связывает дух социальной, кооперативной и личной прагматичности, что позволяет рассматривать их взаимоотношения как основу для соответствующих общественных договоров (альянсов). По мере укрепления альянса, между ними формируется согласованная картина мира, схожий образ мышления. Это служит важной воспитательной мерой, на которую ориентируется непосредственный разработчик отдельной инновации, уважая интересы, культуру, традиции, - т.е. в целом проявляя конструктивную толерантность к обществу как потребителю инновации. Само разделение на "разработчик-потребитель" в таком контексте становится весьма условным. Поскольку ассимиляция инновации разворачивается в обществе, то нарастают стимулы для совершенствования механизмов социально-психологического регулирования, что означает распространение толерантных отношений на все более дальние слои общества и их экспансию в географическом и иных пространствах.

В регулировании инновационной деятельности важен принцип структуры коммуникативного качества, который выдвигает инновацию как меру качества для общества в виде образа мышления, дисциплинирующей матрицы.

Задается своеобразное "алиби для сознания". Сама стройная структура КИПоля есть ничто иное, как семантическая среда, которая подобна кристаллической структуре и может быть названа "кристаллической матрицей доверия (толерантности)". Здесь проявляются особенности восприятия сообщения (в виде прогнотипа, например), коммуникации в двух составляющих: денотативной и конотативной. Когда к обществу обращено то, что само общество хочет услышать (т.е. с ним говорят на языке "Будущего как желаемого" (нормативный прогноз), то на самом деле оно становится восприимчивым к восприятию гораздо большего, а именно готово вникнуть и в доводы в пользу Будущего как возможного (альтернативное, в т.ч. парадоксальное будущее). Возникающее "алиби для сознания" способствует выстраиванию совместного образа «Будущего как ожидаемого» и лояльности общества к инновациям.

Разработчик и инициатор (розмысел) инновации становится в этом процессе пассионарием, образцом личностных и деятельностных, функциональных (профессиональных) качеств, воплощая в своей деятельности принцип субъективизации иррациональным потребителем. Иррациональность при этом понимается как неопрагматизм, основанный на сбалансированном единстве рацио-, эмоцио- и интуитивных критериев при создании и выборе уместных инноваций.

Важной характеристикой выступает принцип креативности и прозрачности проектанта, благодаря чему достигается субъективизация розмысла инноваций. Здесь, как в любом творении, раскрывается творческая индивидуальность актора, его опыт и почерк. Тем самым устраняется порочная анонимность авторства нового решения (опыта, компетенции), инициатива розмысла лишается безличностности, что способствует как защите его прав на объект интеллектуальной собственности, так и придает его социальной ответственности конструктивный характер.

В зависимости от выбранного при построении КИПоля масштаба (по параметрам оперативного пространства (ОПр) и оперативного дления (ОД)), достигается оптимизация затрат акторов для достижения максимального результата, т.е. воплощается и принцип обусловленной риторики (экономии мышления). Выделим, что критерием такого успеха служит единый показатель "прирост качества жизни".

В процессе выстраивания КИПоля нет разграничения между опытом и мотивом ("технологией и нравственностью"). Тем самым происходит прагматизация принципа эстетики, когда сам дух розмысла инноваций выступает как конструктивное мировоззрение, или неопрагматизм. Здесь работают процессы встречного формирования инновации как эстетического ориентира, когда на розмысла инноваций возлагается делегируемая обществом (потому имеющая право называться социально обоснованной) миссия гаранта гуманизации и экогармонизации общества.

Благодаря единому масштабу дления (ОД) и выявлению "очагов горения" (аттракторов), достигается согласование темпомиров (коэволюция; когерентизация, автопоэзис) различных инноваций, возникающих в разных точках КИПоля. Все развитие идет в сложном мире. Но сложный мир тем и красив, что позволяет выявить в себе определенные простые закономерности. Когда розмысел инноваций и его сподвижники научатся выстраивать темпомиры между инновациями, которые будут входить в коэволюцию, - это будет основой прорыва к гармоничной социокультуросфере. Так проявляется синергетичность и другая ключевая функция розмысла инноваций - развертывание в рамках инновационно-эстетической модели КИПоля тех и именно тех мифообразов инноваций (прогнотипов), которые адекватны заданным проблемно-символической реальностью (ПСР) смыслам общества и всей совокупности вытекающих из этого коммуникаций. Здесь розмысел инноваций последовательно выстраивает систему инноваций в обществе, используя свои компетенции и мотивы, делегирование полномочий (власть), прозрачность и креативность. Для этого розмысел инноваций формирует связанность представлений в картине мира будущего потребителя, вызывает в обществе как потребителе инновации сознательные или подсознательные идентификации коммуникаций как имеющие отношение к одной и той же инновации.

 

Проблемы «общего языка»

Поскольку инновационного бума в стране не случилось, все разговоры о них и заботы сведены до поиска «инвестиционных потоков». К примеру, заглянем за занавес «инвестиционной кухни».

Ожидание инновационного бума в России сопровождалось спешным развитием различных инфраструктурных ресурсов, включая фондовые площадки, системы экспертизы проектов, инкубаторы малого и среднего бизнеса, информационные базы и т.п. При этом по умолчанию полагалось, что "идей хватит на всех " и соискателю инвестиций достаточно лишь "грамотно продать" свою идею, оформив ее по традиционным канонам венчурного рынка. Вместе с тем, все острее обнаруживается не только оскудение числа заявок, но и, что особенно тревожно, - их «малохольность», ослабление их амбициозности, контента, личностных конструктивных позиций авторов-соискателей. Общая беда - отсутствие реальных команд единомышленников, несоизмеримость заявляемых в проекте амбиций реальным заделам и ресурсам, или наоборот, - системная неполнота проекта, его "мелкотравчатость" и др. Понятно, что корни причин лежат в общей затянувшейся деградации креативных школ, отсутствии личных "историй успеха" у (наспех сколоченных под конкурс) команд и т.п. Внешне выглядящая супер-гениальной идея может вскоре обнаружить свою несостоятельность перед требованиями бизнес-ангелов, венчурных капиталистов и т.п. потенциальных инвесторов взрывного успеха искомого объекта инвестирования («рисковать рискуй, но деньги мои верни с наваром»). Общий синдром таков: каждая сторона говорит на собственном языке, попытка вывести диалог на уровень бизнес-планов не способна снять более сложную проблему преодоления ментальной дистанции, отсутствия взаимопонимания между сторонами по существу. Существом же являются смысловые позиции, гармония компетенций и мотивов сторон взаимодействия.

Тем самым, помимо сложностей внешнего макроэкономического характера, с трудом создаваемый инновационный рынок разрушается еще изнутри, сталкиваясь с внутренними рисками и противоречиями: обоюдными недомолвками, сокрытием достоверной информации ("непрозрачностью"), "презумпцией виновности" другого, психологической несовместимостью и многими подобными проблемами ментального, социально-этического характера (Рисунок 4). Короче - хронический дефицит внятности. Дополнительные сложности создают территориальная удаленность сторон, различие их жизненных опытов и мировоззрений, профессиональная разобщенность и т.п. В итоге - пропасть между потенциальными донорами и акцепторами инвестиций нарастает неукротимо, и обе стороны несут удручающие потери, общая результативность инвестиций в инновационной сфере остается, мягко говоря, неудовлетворительной. По существу, сложилась парадоксальная ситуация, когда нет реального дефицита в инвестициях, а есть дефицит внятности, – их некому доверить.

В порядке отступления отметим, что в мире для решения подобных проблем активно развивается модель Collaborative Platform for Innovation (CPfI), становящаяся в последние годы все более популярной вне зависимости от целей использования. А целей таких десятки, группирующихся по трем большим группам – прикладным классам таких платформ: Social Innovation, Social Marketing, Social Enterprise. Вне зависимости от целей использования, любая такая CPfI строится на основе принципов интеллектуального краудсорсинга (Intellectual Crowdsourcing) и открытых инноваций (Open Innovations), используемых для создания коллективного разума (Collective Intelligence) в информационно-коммуникационной среде Web 2.0.

При этом следует учитывать, что известные системы кадрового администрирования, коучинга, коммуникационных тренингов, дистанционного обучения и т.п. изначально создавались для принципиально других аудиторий и целей (непроектных по сути - сервиса, торговли, массового обучения; условно отнесем их к линейным средам), что радикально не соответствует содержанию и логике нелинейной по своей природе инновационной среды. Последняя же скорее ближе относится к экстремальным условиям, в которых действуют экипажи автономного обитания (подводники, космонавты, полярники и т.п.), чья жизнеспособность во многом определяется культурой коллективной (коллаборативной) выработки и реализации решений в режиме самоорганизации смыслов и выстраиванию и удержанию альянсов на этой основе. Основой альянса служит предельное раскрытие личного семантического потенциала и оптимальное делегирование полномочий между участниками. Средством проектирования альянса служит проблематизация, которая позволяет осуществлять многокритериальный поиск и выбор оптимальных (адекватных) партнеров для максимально полной реализации и приращения через совместную деятельность собственных смыслов. Это дает заинтересованным сторонам возможность совместно изучить со многих точек зрения проблемную ситуацию во всем ее многообразии, направляя ход ее диагностирования и поиск адекватных начальным и граничным условиям эффективных целей и решений в пространствах новых взаимосогласованных смыслов и приемлемых рисков.

Подчеркнем: решающее значение при этом, с информационной точки зрения, имеют именно субъективные смыслы (обобщенно относим к ним компетенции и мотивы участников), взаимные гарантии, а не формализованные «амбарные» данные. В целом, критичным для развития рынка инноваций в современных условиях надо понимать отсутствие информационно-методических систем семантического (смыслового) назначения, ориентированных не столько на фильтрацию данных, сколько на семантическую интеграцию (коллаборацию) участников в едином Интернет-пространстве. В условиях роста популярности парадигм открытых платформ, краудсорсинга и копилефта эта тенденция будет приобретать лишь все большее значение. Проблема эта обоюдная, затрагивающая в равной мере интересы как соискателей (акцепторов), так и доноров инвестиций.

В целом, решение проблем «общего языка» требует создания и апробации коллоборативной платформы (среды) для снижения внутренних рисков инвестиционных проектов:

  • Неопределенности восприятия друг друга
  • «Невнятности» команды: усиление встречных гарантий
  • Дефицита компетенций участников
  • Неполноты и противоречивости информации
  • Распыленности информации
  • Потери знаний с уходом участников из проекта, смены составов и др.

Возможным решением является технология проектного прогнозирования на базе исследовательской стратегии альянс-проектирования (формирования образа «ожидаемого будущего»). Альянс-проектирование позволяет совместить когнитивный анализ данных с диагностированием и прогнозированием проблемной ситуации в режиме семантической проектно-деловой игры. Целью игры задается формирование и экспансия социокультурного альянса участников. Предлагаемое решение не заменяет, а существенно и содержательно дополняет системы он-лайн сотрудничества в проектах (MS Sharepoint, Jira + Confluence, Comindwork 2.2, Google Sites /Apps, КомандаTools и т.п.), будучи рассчитанным на интеграцию с ними. Оптимальной для распространения данного нового вида сервиса является модель SaaS (Software as a Service).

 

Предлагаемое решение характеризуют следующие потребительские свойства:

1. Конвертация исходной идеи венчур-проекта (с оформлением нового усиленного проектного задания, аксиологической проработкой проектов).

2. Рейтингование проектов.

3. Рейтингование соискателей инвестиций.

4. Рейтингование инвесторов.

5. Интеграция знаний (целостность наработанных в команде знаний, сведений и их связей)

6. Капитализация интеллектуальных активов проекта.

7. Прогнозное обоснование проекта.

8. Страхование инвестиций.

9. Онлайновость.

10. Игровая среда.

11. Многопользовательность и многообразие вариантов анализа и выбора.

 

Таблица 1 Потребительские свойства альянс-кульмана (АК)

 

 

Потребительские свойства продукта

Потребитель данных свойств:
кому и что дает АК

1

Конвертация исходной идеи проекта (с оформлением нового (усиленного) техзадания)

Автору исходного замысла проекта («лидер-проект»): резервы развития базовой идеи для соответствия запросам рынка (ожиданиям инвестора)

Участникам, ищущим возможность подключиться к лидер-проекту

Инвестору, стремящемуся к достройке лидер-проекта до собственного видения

2

Рейтинг проекта

Инвестору, нуждающемуся в объективных критериях выбора объекта инвестиций

Соискателю инвестиций (стартаперы): отслеживание динамики спроса (потребительской стоимости) на свой проект

3

Рейтинг соискателя

Команде стартапа: видеть реальный вклад персональных участников

Инвестору: на кого персонально делать ставку как лидера в стартапе

4

Рейтинг инвестора

Команде стартапа: решать, кому из инвесторов можно доверить судьбу своего проекта

Сообществам инвесторов (клубам бизнес-ангелов, венчур-инвесторов и т.п.): "кто есть кто", досье активности и результативности в своих кругах…

5

Интеграция знаний

Стартаперам: не терять и крохи наработанных в команде знаний, сведений и их связей

Инвестору: объективная динамика активов проекта, его капитализации

6

Капитализация интеллектуальной собственности стартапа

Инвестору: вывод на IPO

Команде: знать свою прибавленную стоимость

7

Прогнозная обоснованность проекта

Государству: возможность "ставить задачи более сложные, чем на то способен стихийный рынок" (М.Портер)

Инвестору: основания для альянса с властью (государственно-частного партнерства)

"Прибыль - из будущего"

8

Застрахованность инвестиций

Инвестору: знать, на что и на кого делать ставку

9

Онлайновость

Всем: избавление от потерь ресурсов (времени, накладных расходов…)

Сетевое сообщество как мощный мотиватор и интегратор

10

Игровая среда

«Непринужденная ответственность» (проектирование встречных гарантий)

Ситуационное разнообразие

11

Многопользовательность

Многочисленность участников и вариантов выбора единовременно

 

Целевыми потребителями такого решения являются ключевые участники инновационных бизнесов (Таблица 1):

• авторы исходных замыслов проектов (лидер-проектов) (смогут видеть резервы развития своей базовой идеи до уровня соответствия запросам рынка (ожиданиям инвестора)),

• персоны, ищущие возможность подключиться в качестве соисполнителей к лидер-проектам,

• инвесторы, стремящиеся к достройке лидер-проектов до собственного видения и нуждающиеся в объективных критериях выбора объекта инвестиций,

• соискатели инвестиций (стартаперы): для отслеживания динамики спроса (потребительской стоимости) на свой проект,

• команды стартапов (мониторинг реальных творческих вкладов участников),

• сообщества инвесторов (клубам бизнес-ангелов, венчур-инвесторов и т.п.): "кто есть кто", досье активности и результативности в своих кругах,

• государственные структуры (в т.ч. по частно-государственным партнерствам),

В силу своей многофункциональности, данное решение найдет спрос также и в HR-области, в коучинге, у кадровых агентств, служб знакомств, при решении семейных проблем и т.д.

 

В целом, состав решаемых задач включает:

  1. Создание проектно-деловой игровой вэб-среды толерантных коммуникаций субъектов.
    1. Разработка модели партнерства (альянса) (в конечном итоге – «оптимального состава команды проекта как институционального образования»).
  1. i. Разработка и апробация модели проектного сообщества как самоорганизующейся экспертной системы
  2. ii. Анализ и активизация мотивов участников проектов (коучинг)
  3. iii. Стимулирование повышения компетенций участниками команды, не довольствуясь исходным уровнем компетенций и мотивов
  4. i. Формирование резерва ключевых разработчиков и инвесторов проектов
  5. ii. Оперативное нахождение кандидатов в проект, проверка их дееспособности и добротности «на входе»
  6. i. Создание сетевой базы знаний с гарантией предъявления и обсуждения множества точек зрения (видений целей, компетенций)
  7. ii. Повышение креативных способностей разработчиков проектов при одновременной мотивации к приросту базовых знаний
    1. Развитие технологий делегирования полномочий и ответственности в команде:
  1. Создание технологии прогнозного обоснования целей и заданий на венчурное проектирование:
    1. Формирование универсальной базы знаний (по всем направлениям проектной деятельности) для выработки управленческих решений как на стратегическом, так и на тактическом уровне:
    1. Унификация и регламентация проектной документации по всем стадиям жизненного цикла проектов: от посевной стадии – до опытно-промышленного производства (ОПП)
  1. Комплексная оценка и учет интеллектуальных ресурсов проектного сообщества (в плане капитализации объектов интеллектуальной собственности).

 

Идея подобного виртуального альянс-кульмана связана с тем этапом жизненного цикла любого проекта, который традиционно «остается за рамками» инвестиционных аналитиков в силу своей неформализуемости и неуправляемости. Говоря об инициации проекта (например, в нотации PRINCE2), традиционно обходится молчанием процесс зарождения начальной идеи проекта, подбора команды, выстраивания целей и приоритетов проекта (аксиология). Вместе с тем, именно здесь коренятся многие внутренние риски проектов: рушатся начальные замыслы авторов, возникают недоразумения и конфликты, в результате чего до потенциальных инвесторов доходят лишь крохи возможных решений. Изложенная же идея предусматривает не только информационно-методическое сопровождение на фазе инициации проектов в среде потенциальных соискателей инвестиций, но и непосредственное участие в этом сложном процессе самих инвесторов. При всей своей новизне и требовании непосредственного творческого участия, это будет лишь способствовать укреплению позиций сторон на основе взаимодоверия и интеллектуального развития, росту жизнестойкости проектов (вкл. рентабельность и т.п.), восполнению острого дефицита инновационно мыслящих команд. Подтверждением последнему может служить тот факт, что при апробации технологии проектного прогнозирования уровень синергии в исследуемых проектных группах превысил более чем в три раза показатели для контрольных групп.

В силу слабой научно-методической разработанности указанных сложных аспектов инициации проектов, они буквально никак не отражены в существующих SaaS-системах. Настоящий проект имеет целью устранить этот пробел и в виде самостоятельного функционального блока «венчур-инкубирования» может быть интегрирован в действующие сервисы. Данное решение по организации он-лайн сотрудничества в проектах будет востребовано большим количеством заказчиков.

Как указано выше, емкость рынка SaaS по всему миру быстро растет. Кроме того, возрастание дефицита кадрового потенциала инновационной сферы на фоне заявленного курса модернизации вызовет необходимость более бережного обращения с остатками былых инновационных школ, буквально – персонализированного отношения к авторам проектов и стремления к созданию вокруг них плодотворных высокоэффективных инкубаторных условий для обеспечения преемственности знаний и конструктивных амбиций. Необходимость самоорганизации таких проектно-исследовательских команд на поле альянс-кульмана потребует широкого развития систем типа виртуальный венчур-инкубатор.

 

Сценарное проектирование

Нетривиальность идеи автономных планетных поселений (АПП) состоит в том, что здесь впервые само человечество выступит автором и исполнителем беспрецедентной миссии зарождения социальности «с нуля». Решение стоящих на этом пути проблем определяет необходимость проектного прогнозирования, превентивной разработки и апробации широкого спектра альтернативных стратегий социокультурной адаптации и устойчивой жизнедеятельности сотен-тысяч обитателей автономных поселений. Итогом ожидается то, что можно охватить понятием "образ социокультурной среды жизнедеятельности", основанной на гармонии самоорганизации и управления.

Подготовка подобных миссий связана, тем самым, с необходимостью изучения адаптивного поведения и жизнедеятельности изолированных от внешнего мира социальных групп, самостоятельно решающих проблемы сохранения (точнее, восполнения) смысла жизни, образования коалиций, динамики норм, восприятия «своего чужого мира» и т.п.

Предметом коммуникации в такой среде понимаются индивидуальные и коллективные смыслы ее участников. Эффективность так понимаемой коммуникации определяется способностью каждого выделить главное в целостной картине осуществляемой миссии, распознать и включить в действие уместный для данных обстоятельств личный опыт, что потребует применения специальных навыков и средств моделирования ситуации. Важным преимуществом такой коммуникации будет ее настроенность «на конструктив», т.е. не на пассивное ожидание управляющих команд извне, а в режиме переоценки и мобилизации собственных ресурсов, встречных действий участников миссии. Сохранение воли к жизни, удержание ее смыслов обретает в подобной ситуации ключевое значение для успеха всей миссии.

 

Рисунок 5 Организация проектного процесса

 

В основе моделирования стратегий автономий лежат следующие исходные представления о социокультурном феномене автономий (АПП):

  • АПП есть среда ментальная, семантическая целостность (а не рассматривается во множестве "человеков" как биологических тел);
  • АПП есть замкнутая изолированная социотехническая система,
  • это сложная нелинейная диссипативная система с уникальным семантическим ландшафтом;
  • изначально обладает множеством степеней свободы (находится в хаосе);
  • может рассматриваться в моделях "реакция-диффузия" или в дискретной форме;
  • при ее самоорганизации происходит уменьшение степеней свободы, к которым подстраиваются все остальные, в итоге - возникают "параметры порядка". У автономии как целого проявляются свойства, которыми не обладают его части, что делает возможной синергию, совместное действие.

В связи с этим - основные вопросы:

  • Возможен ли выход АПП на установившийся режим (стратегию) с "забыванием" деталей начальных данных, т.е. возможен ли внутри АПП коллективный выход на "единую цель"?
  • Возможно ли притяжение (втягивание) парциальных траекторий (сценарных планов) в предельное множество аттракторов в фазовом семантическом пространстве системы?

Цель: через исследование внутренних свойств АПП как нелинейной среды, изучение законов организации семантических диссипативных структур, выявить механизмы (преобразования) воздействия на эту сложную систему для обеспечения ее устойчивой динамики.

Сценарий жизнедеятельности АПП служит основой не только для апробации его различных стратегий социокультурной жизни, но и для выработки проектных заданий непосредственно по инженерной инфраструктуре поселения, обеспечению его комплексной безопасности, терраформированию и др. Здесь под сценарием понимается не внешнее предписание, не жизненная догма, а аналитический прием для зондирования будущего. Того будущего, в котором и ожидается устойчивая жизнедеятельность обитателей поселения с неотрицательной динамикой их интегрального качества жизни. Это возможно в условиях коэволюции не только человека с природой, но и «человеков с человеками». Сценарий жизни – это способ структурирования субъектом времени своей жизни. Это – своеобразный экран, на котором человек воспроизводит или конструирует различные сцены своей жизни (Рисунок 5).

В методическом плане сценарный план служит поиску оптимального образа АПП как среды жизнедеятельности в "Будущем как ожидаемом". Непосредственным инструментом его разработки и верификации служит виртуальный альянс-кульман (АК), для натурных испытаний и формирования стратегем сценарии должны «проигрываться» на базе сети наземных прототипов АПП. Дополнительным средством сценарного проектирования может служить метод комикс-моделирования (Рисунок 6). "Запас прочности" в поиске этого образа придает внесение необходимого резерва разнообразия как фактора устойчивости проектируемого социума (Рисунок 2). Герои («действующие лица») здесь проверяются на стойкость при различных перипетиях жизни, в качестве которых применяются парциальные проблемы и прогнотипы, полученные на альянс-кульмане (софт «ДревоЖеланий»).

Изучать диапазон и содержание этого резерва разнообразия помогает проектно-игровая импровизация (например, в формате т.н. инновационного джем-сейшена (ИнДжем)). Игра ведется в сценографической среде, декорациями и реквизитом которой и служат реальные прототипы АПП: для разных природно-климатических условий они разные (например, «АПП_Шельф»).

Стратегия жизни понимается как динамическая система перспективного ориентирования личности, направленная на сознательное преобразование своей будущей жизни в данном социокультурном контексте. Она направляет и регулирует его поведение в течение длительного времени. Включает в себя, как правило, надситуативные и интегративные установки (ориентации) человека и соответствующие им жизненные поведенческие сценарии.

Говоря о стратегии жизнедеятельности (стратегеме) АПП, следует выделить принципиальные требования к ней. Она должна:

1. Открывать аксиологические перспективы, гарантируя возможности коллективного воспроизводства социокультурных смыслов обитателей.

2. Раскрывать Будущее во всех его ипостасях (аспектах): Будущего и как желаемого, и как возможного, так и ожидаемого (Рисунок 2):

  1. Отражать источники и признаки проблемных ситуаций, "границ раздела фаз" (в т.ч. движущие силы социальной стратификации)
  2. Обеспечивать гармонию нормативного и субъективного подходов развития поселенцев.

3. Самоорганизуемость (синергетичность): проект должен быть саморазрабатывающимся, самостоятельно развивающимся и самореализующимся процессом:

  1. Быть объектом воплощения достоинств "гражданской науки", быть "всенародной стройкой"
  2. Организационный формат решений должен иметь характер «полигона»

4. Создавать «дополнительное пространство для социально-экономической игры» (в т.ч. создавать шлейфовый эффект, служить источником становления новых малых и средних бизнесов).

  1. Служить локомотивом зарождения новых (земных) отраслей и максимально задействовать существующие.[5]
  2. Предоставлять новые рабочие места полноформатным семьям.

5. Допускать возможность поэтапной реализации, включая натурные испытания в наземных условиях в разных форматах (например, в условиях т.н. «Солнечных ферм», в поселениях подводного базирования (типа «АПП_Шельф») и т.п.)

6. Быть основой разработки комплексного и частных проектных заданий по базовым аспектам Программы «ИноКонт».

7. Интеграционность (в т.ч. – включать в себя интересы и заделы разных отраслей)

8. Педагогичность: обеспечивать преемственность поколений и "трудовых династий" через систему наставничества в режиме втузовости, прогноз-педагогики.

В содержательном плане программные разработки "ИноКонта" запускаются "с конца", т.е. изначально ставится задача определить критерии, эталоны качества тех и любых частных решений, которые будут создаваться в Программе. Буквально это означает, что первичной и архиважной является разработка дизайн-программы, способной дать:

  • форматы, протоколы обмена данными, стандарты и т.п. нормы (культуры) жизнедеятельности и комплексной инфраструктуры любого и всех видов АПП,
  • метафорически: гармонический ряд, "камертоны качества звучания" Программы и всех ее частных проявлений на любом из этапов и уровней проектирования,
  • в частности, критерии приемки и сертификации решений по базовым аспектам ИноКонт.

К организации работ

Процессы проектирования по Программе "ИноКонт" настроены на онлайн-режим, когда команды работают в прямой коммуникации друг с другом. Такова open-source распределенная среда проектирования гаммы АПП. При этом главнейшим является прогнозирование проектных проблем, достойных приложения коллективных усилий. Необходимую квалификацию для участия в этих исследованиях должно дать изучение курса "Планетонавтика: теория и практика". Итогом коллективного творчества становится серия проектных заданий по базовым аспектам Программы.

В рамках Программы могут формироваться широкие сети потенциальных решателей, каждый из которых может предложить интересное видение и у него есть возможность довести его до реализации, поделиться своими идеями и увидеть их воплощёнными в жизнь.

Сейчас важно добиться, чтобы любому участнику по понятному правилу можно было входить в эту систему, участвовать в решении проблем и задач, и выходить из неё, если он больше в ней не заинтересован или если его проект закончился. Важно, что эта система по определению открыта, мобилизуя и интегрируя возможности сотен-тысяч людей со всего мира. Этим раскрывается гражданское содержание Программы "ИноКонт".

Самостоятельной областью применения социальных технологий при проектировании АПП рассматривается формирование и адаптация контингента поселенцев в режиме самоуправления и делегирования полномочий. Всемирная сеть Интернет служит здесь исходной средой для поиска и коммуникации потенциальных поселенцев (Рисунок 7). Виртуальная проектная студия (см. об альянс-кульмане) позволяет в режиме проектно-деловой игры находить единомышленников, обсуждать постановки задач, формировать базу знаний и, в конечном итоге, решать через поиск и постановку совместных целей в проектном диалоге будущее свое и своих семей.

В частности, возможно применение т.н. виртуальных автономных поселений, что позволит наладить поиск и отбор контингентов семей, наиболее адекватных требованиям проекта. Процесс этот – интерактивный и итерационный, что делает возможным широкий доступ участников и многовариантный анализ решений. В перспективе можно ожидать, что в течение нескольких десятилетий (поколений) будет отрабатываться новая культура цивилизационного со-проектирования, будет меняться культурно-этнический ланшафт земного уклада, станут зарождаться зачатки планетарного мышления в буквальном смысле этого слова.

Местом реализации согласованных среди участников такой виртуальной проектной среды мотивов и решений и могут становиться «Солнечные фермы» («СФермы»), АПП_Шельф и т.п. Здесь отрабатываются на практике совместные видения, проверяются идеи, снимаются сомнения и выявляются «подводные камни».

В частности, «СФермы» выступают важным звеном в системе «взаимодействия науки с производством», готовя и отрабатывая технические задания (ТЗ) на стадию ОКР для развития сети АП. Здесь апробируются информационно-методические средства поддержки комплексного проектирования и верификации стратегий автономных социальных групп. Они включают (но не ограничиваются ими) социальные сети, базу знаний на вики-платформе, системы видеоконференцсвязи, технологии ситуационных центров, многофакторного анализа, параметрического проектирования, нейролингвистики, семантической обработки информации, экспертных систем.

Сложность и, одновременно, привлекательность планетонавтики состоит в том, что для своего развития она нуждается в кадрах качественно нового типа - «инженер-философах». Общетеоретическая подготовка для данного вида деятельности требует прямого партнерства «полярных» наук: гуманитарных, естественнонаучных, инженерных, архитектурных, военных и др. Практические разделы обучения соответствуют базовым аспектам программы «ИноКонт». Ни одна из существующих систем обучения такими возможностями не обладает.

В 2011 г. на базе НОЦ ИПМ им. М.В. Келдыша РАН создается дистанционный цикл обучения «Планетонавтика: теория и практика». Цикл ориентирован на отработку моделей жизнедеятельности и комплексной инфраструктуры автономных планетных поселений. Выпускники получают квалификацию «инженер-философ», что позволит им работать в качестве кураторов и участников проектных разработок по базовым аспектам Программы "Иной Контин(г)ент" .

 

Социокультурное прогнозирование в планетонавтике

Главными действующими лицами и исполнителями планетонавтики понимаются семьи. Если за всю историю космонавтики около пятисот землян провели в общей сложности свыше десяти тысяч человеко-дней, то формат планетонавтики означает уже выход на уровень десятков-сотен тысяч поселенцев с проживанием полноценной жизни за пределами Земли, включая и воспроизводство рода потомками (модель «от нуля до бесконечности»).

В земной традиции именно семья стала первой социальной системой, основанной на естественном распределении полномочий, что имеет добровольную основу, когда каждый, в меру своих способностей (опыта, компетенций) и мотивов принимает на себя и реализует инициативу по удержанию и восполнению в семье значимых для ее устойчивого развития смыслов. Это делает возможным существование пространства «воспроизводства человека», «семантической среды» воспитания детей, их социализации и инкультурации, восприятия основ социокультурной традиции, адаптации к локальному и (мета)национальному сообществу.

Именно в семье лежат основы социокультурной устойчивости, сводной (интегральной) социальной стабильности, условия достижения которой включают способности самоорганизующегося решения проблем:

- некритичного снижения качества жизни, сохранения русла устойчивости и приращения смыслов жизни членов семьи,

- удержания единства управления и самоорганизации: члены семьи не пребывают в пассивном ожидании помощи извне, а имеют возможность самостоятельно вырабатывать и применять конструктивные решения для адаптации к флуктуациям окружения,

- мобилизации разумной (логической) и эмоциональной сторон (аспектов) сознания, эмоционально-интуитивного интеллекта каждого.

Минимальная семья (мать, отец, ребенок) является (квази-)автономией, может рассматриваться социокультурной триадой и содержит в себе базовые основы конструктивной коммуникации. Предметом коммуникации в такой среде понимаются индивидуальные и коллективные смыслы ее участников. Эффективность так понимаемой коммуникации определяется способностью каждого выделить главное в целостной картине осуществляемой миссии, распознать и включить в действие уместные для данных обстоятельств личные компетенции и мотивы (что, в целом, требует специальных навыков и средств моделирования ситуаций, например, игровых). Коммуникация эта имеет поисковый характер, благодаря чему зондируются, с необходимостью изучаются диапазон и резервы адаптивного поведения и жизнедеятельности семьи как целостной системы, самостоятельно решаются проблемы восполнения смысла жизни, образования коалиций, динамики норм, восприятия «своего чужого мира», экспансии собственной харизмы, ментальности и т.п. Здесь особо обнажается потребность в поиске принципиального ответа на извечный (для землян) вопрос: «если каждый индивидуален, то как возможны общие значения, на основании которых возникает взаимосвязь между индивидами?». Решение при данной микросоциологической постановке вопроса предлагается разрабатывать на основе базовой установки: «Социальную реальность следует интерпретировать, постигая смысл человеческих поступков».

Не менее важным преимуществом такой коммуникации служит ее настроенность не на пассивное ожидание управляющих команд, а на самооценку и мобилизацию собственных ресурсов, встречных действий членов семьи как носителей, реализаторов уникальной миссии. Преумножение воли к жизни, удержание и восполнение ее смыслов обретает в подобной ситуации ключевое значение для «успешности» семьи по жизни.

Результатом этой коммуникации становится т.н. виртуальная общность жизненных родовых смыслов. В социопроектном плане наблюдается виртуальная страта, которая и служит «фундаментом для формирования социальной природы и идеалов индивида» (Ч. Кули). Итогом возникает то, что можно охватить понятиями "образ социокультурной среды жизнедеятельности", «своя родина».

Очевидно, что возможности социокультурного становления автономии напрямую связаны со способностью каждого из ее участников действовать в реальном партнерстве (альянсе) с контрагентами. Такие альянсы и являются самостоятельным объектом проектного прогнозирования социокультурного развития автономий. Комплекс стоящих на этом пути барьеров связан с тем, что в реальной жизни всё взаимосвязано, отношения людей и групп строятся на тончайших нюансах. Исходная неопределенность отношений между субъектами требует придания им внятности. Неизбежные при этом трудности связаны с необходимостью преодоления неявности их опытов (компетенций) при стремлении воплотить явные и латентные мотивы каждого из них (неразрывное единство компетенций и мотивов понимается как «смыслы»).

Искомым средством решения может служить т.н. социопроектная проблематизация, которая позволяет осуществлять в т.ч. и поиск и выбор уместных (оптимальных) партнеров для максимально полной реализации и приращения через совместную деятельность собственных компетенций и мотивов ("привносящих смыслы"). Это дает заинтересованным сторонам возможность совместно изучить проблемную ситуацию во всем ее многообразии, направляя ход ее диагностирования и поиск адекватных начальным и граничным условиям эффективных целей и решений в пространствах новых взаимосогласованных смыслов. Данные семантические пространства получают синергетическую интерпретацию «русел» (квазиустойчивости), подлежащих гармонизации под действием стохастических «джокеров», которыми выступают претензии на экспансию («амбиции») смежных парциальных альянсов.

Базовым урбанистическим форматом в планетонавтике принято считать "автономное планетное поселение" (АПП). Основой проектного становления АПП служит дизайн-программирование. Соединяя в себе в целостный процесс разработку концепции сложного социально-культурного объекта с программно-целевой организацией системы деятельности по реализации разработанного для него проекта, этот поиск немыслим без синтеза интуитивно-образного и системно-научного проектного мышления. Эффективности подобного подхода способствует, прежде всего, представление о семантических характеристиках средового объекта в его динамике относительно различных горизонтов прогнозирования.




В этой связи вдохновляет идея мистической, но бесспорной возможности отыскать подходы к решению в общем виде через моделирование стратегий жизнедеятельности АПП. Этот способ организации знаний об объекте проектирования восходит к пониманию автономности как процесса, самостоятельно развивающегося и самореализующегося в пространстве социально-культурной игры.

Ключевым фактором при проектировании АПП понимается семантический ландшафт поселения. В этой сложной гетерогенной социокультурной среде ее внутренние "границы раздела фаз" образуются вследствии "единства и борьбы противоположностей". Это способствует сохранению разнообразия внутри системы при условии толерантности ее фаз, под которыми будем понимать т.н. виртуальные страты.

Соответствующая технология проектного прогнозирования автономных поселений включает в себя две базовые исследовательские стратегии:

1) вероятностного семантического анализа социальных коммуникаций и

2) альянс-проектирования.

 

Проектная гипотеза вероятностного семантического анализа социальных коммуникаций (Рисунок 8) состоит в том, что для обеспечения жизнестойкости поселения ключевое значение имеет способность его обитателей к самовоспроизводству смыслов. В рассматриваемой модели АПП понимается как замкнутая изолированная система, автономное обитание означает отсутствие прямого обмена смыслами с внешним миром. Т.е. автономия замкнута на внутрипорождаемые смыслы и впору говорить о существовании «закона сохранения смыслов»[6]. Взаимодействие узлов, моделирующих индивидуальные парциальные смыслы, заключается во взаимной трансляции смыслов, эффективность данного обмена зависит от степени их семантического сходства.

Поскольку действие поисковой коммуникации есть признак социетальности (социальности), то длительность процесса коммуникации может рассматриваться как формальный критерий жизнеспособности группы (с социальной точки зрения, хотя она и вплотную связана с органической\телесной жизнедеятельностью человека). Поэтому, задавая различные начальные и граничные условия, можно проверить возможности выхода системы на режим автопоэзиса, который и следует принять за критерий жизнеспособности моделируемого социума.

Текущее состояние семантической сети зависит от индивидуальных и социетальных характеристик составляющих узлов. Последнее означает, в частности, ту или иную способность узла к осуществлению коммуникации. Предметом коммуникации в модельной нейроподобной среде понимаются индивидуальные и коллективные смыслы ее участников. Коммуникация определяется обменом сообщениями (о мотивах и компетенциях участников), распознаванием в таковых сообщениях значимой информации и пониманием этого различия (Н. Луман). При этом информация понимается как осознанный и запомненный выбор по критерию значимости сообщения для акцептора (Чернавский Д.С.). Результат сделанного и запомненного выбора засчитывается как ссылка, «цитата». Избыточность ссылок на некоторую информацию характеризует интенсивность смысла данного узла. Чем больше ссылок на возможности восприятия и действия раскрывает сообщение, тем большим смыслом оно обладает.

Подобно клеточным автоматам, узел характеризуется дискретным набором чисел, а эволюция - дискретным временем («эпизод» (дление по А.Бергсону)). Так же как в нейронных сетях, он может устанавливать связи с любым членом сообщества – узлом сети. Однако в предлагаемой модели каждый элемент имеет возможность менять структуру связей на каждом шаге, исходя из баланса смысла, которого он достигает благодаря множеству других, вычисляемых на данном шаге, узлов сети, дополнительно к тем, с кем у него уже установлена связь. Напряженность смыслов в узле есть основания считать эквивалентом уровня качества жизни в данной точке социокультурного фазового пространства.

Анализ коммуникации как социальной онтологии позволяет выделить виртуальные социальные образования – страты, определяющие возможные варианты будущей стабильности и типологии стратегий сообщества.

Принимая действующую поисковую коммуникацию как признак социальности, в качестве формального критерия возможной жизнеспособности страты рассматривается момент выхода на режим «автопоэзиса смыслов». При этом «автопоэзийность» распознается по признаку сколь угодно продолжительной дееспособности и воспроизводства виртуальных страт.

По результатам такого нейро-семантического проектирования можно наблюдать вероятностную динамику этих страт (см. на Рисунок 8 нижние справа врезки). Например, в левой стратегеме видно, как стратификация стабилизируется, шесть разноцветных фаз (они означают социопсихотипы) находят равновесие и "успокаиваются" в своих противоречиях. Чего не скажешь о правой стратегеме, где пилообразные границы показывают драматичность и незавершенность жизненных коллизий в автономии.

 

Альянс-проектирование позволяет проводить диагностирование и прогнозирование проблемной ситуации в режиме интерактивной образно-символической семантической игры. Целью участников задается формирование и экспансия социокультурного альянса участников-игроков. Основой альянса служит предельное раскрытие личного семантического потенциала и оптимальное делегирование полномочий между акторами. Средством достижения альянса служит проблематизация (Рисунок 9), которая позволяет осуществлять поиск и выбор оптимальных партнеров для максимально полной реализации и приращения через совместную деятельность собственных смыслов. Это дает участникам возможность совместного анализа проблемной ситуации во всем ее многообразии, направляя ход ее диагностирования и прогнозирования в пространствах новых взаимосогласованных смыслов.




Здесь для «борьбы с неопределенностью» применяется метод «погружения в хаос» на основе принципа «к подобному – подобным»: поскольку будущее непредсказуемо в своей парадоксальности, то и исследовать его следует стохастическими вбросами в него вопросов-версий в модальности «чем будущее отзовется?»[7]. При построении вопросов используется принцип «тушения огнем»: от неизбежных в АПП конфликтов переходим к управляемой конфронтации и на этой основе ищем базовые смыслы для кооперации (альянсов). Для того, чтобы осмыслить, как-то структурировать будущую реальность АПП, носитель такого кризисного сознания получает некий «внешний» проект будущей реальности - прогнотип, - даже безотносительно к генезису и аргументированности этого проекта. Сопоставляя наличную реальность с реальностью проектной, будущей, игрок вносит в эту реальность некоторую определенность, проектно-пригодную стабильность.

Создаваемые в ходе альянс-проектирования "семантические портреты" в виде уникального ландшафта качества жизни позволяют передавать сложнейшие нюансы взаимоотношений акторов как в плане мотивов, так и в плане компетенций – ценнейших внутренних инвестиционных ресурсов сообщества (Рисунок 10). Креативность и прагматизм такой системы проектного прогнозирования позволяют уточнять (переформулировать) исходные цели и определять оптимальные принципы жизнедеятельности устойчивых альянсов.

Полученные данные анализируются в ситуационном центре на предмет их корректности и целостности и заносятся в разряд «образа желаемого будущего». Последующее социокультурное и социально-психологическое прогнозирование «ожидаемого и возможного будущего» ведется путем сопоставления с типологией жизненных стратегий участников и соответствующей определенному социально-экономическому типу динамикой эпизодов данной стратегии.

В соответствии с теорией возмущений, изначально расчет ведется в приближении, а последующими непрерывными итерациями добиваются необходимой точности прогноза.

Об институциональных основах инноваций

Общей тенденции возрастания роли социогуманитарных технологий отвечает идея проектирования институциональных основ агентов инновационного развития, связанных с созданием сложных социотехнических систем. Формирование оптимальных организационно-технических решений при этом требует конструктивного включения фактора субъектности на основе принципов проектной социологии и футуродизайна.

В целом это позволит перейти к комплексному анализу и проектному прогнозированию проблемных ситуаций с учетом состояния и динамики множества интересов («мотивов»), научно-экономического потенциала («компетенций»), критериев и целей различных участников инновационной деятельности с возможностью их самоорганизации (самопозиционирования) в условиях эволюционирующей институциональной среды.

Одним из возможных подходов может служить формализация, закрепление «де-юре» в составе тех или иных действующих структур тех реальных и потенциальных участников («акторов»), которые способны предложить и на практике оптимальным образом интегрировать собственные мотивы и компетенции в составе устойчивых партнерств («альянсов»), образуемых при выполнении проектов различного уровня общесистемной иерархии. В данном контексте отдельный проект понимается как элемент среды инвестиционной деятельности, в которой акторы как доноры и акцепторы выстраивают сбалансированный обмен (инвестиции) мотивами и компетенциями в интересах устойчивого роста качества жизни надсистемы в целом. (Финансовые ресурсы участников формально отнесены к категории компетенций). В качестве критерия достижения альянса принимается принцип единогласия. Последнее означает, что приемлемыми признаются такие предложения («парциальные цели»), которые будут выгодны каждому члену потенциального альянса.

При этом предполагается, что участник способен выбирать из различных альтернативных результатов коллективных действий тот, который занимает наивысшее положение по его шкале полезности[8].

Для обеспечения эффективности институциональной среды и, в частности, снижения рисков (антоним – «повышения гарантий») фазы непосредственной реализации проектов целесообразно проведение предварительного имитационного моделирования (в условиях интерактивной проектно-деловой игры, размещенной на вэб-портале) различных тактик и стратегий акторов с позиций «что, если».

Самостоятельным объектом такого институционального проектирования становятся альянсы участников инноваций, основанные на гармонии формируемых ими смыслов. В этом плане следует признать перспективность перехода от традиционного программно-целевого управления к семантической самоорганизации жизнедеятельности участников. Комплекс стоящих на этом пути барьеров связан с тем, что в реальной жизни всё взаимосвязано, отношения людей и групп строятся на тончайших нюансах. Исходная неопределенность отношений между субъектами требует придания им внятности. Неизбежные при этом трудности связаны с необходимостью преодоления неявности их компетенций («опытов») при стремлении воплотить явные и латентные мотивы каждого из них.

При этом потребуются апробация и верификация сценариев жизнедеятельности акторов с обращением к модусам будущего как желаемого, возможного (вероятностного) и ожидаемого. Для изучения ожидаемого будущего применяется сочетание двух базовых исследовательских технологий: вероятностного семантического анализа социальных коммуникаций и альянс-проектирования.

Описанные подходы позволят, применительно к нуждам прогрессивной градостроительной теории и практики:

  1. Совершенствовать методологию институционального проектирования, включая методики совместного анализа потребностей в результатах градостроительной деятельности, анализа и систематизации информации о потребностях в результатах градостроительной деятельности, разработки критериев и показателей эффективности использования градостроительных средств для решения задач государственного управления и экономической деятельности.
  2. Разработать методологию формирования рациональных организационно-технических решений, обеспечивающих интеграцию результатов градостроительной деятельности в национальную экономику и выработать рекомендации по институциональному развитию в области градостроительной деятельности:

2.1. Разработка частной институциональной модели градостроительной отрасли и выработка с ее использованием рекомендаций по рациональной организации работ по решению задач градостроительной деятельности, в том числе – с учетом многовариантного характера реструктуризации и диверсификации компаний отрасли;

2.2. Разработка организационно-технических моделей для создания операторов градостроительных услуг по различным направлениям урбанистической деятельности (социальное прогнозирование и проектирование, геодезия, транспортные сети, различные виды инженерной инфраструктуры, комплексной безопасности и др.)

2.3. Выработка рекомендаций по рациональному применению различных моделей государственно-частного партнерства при решении задач градостроительной деятельности и развития национальной урбанистической инфраструктуры.

 

Тема «живой архитектуры» не будет раскрыта в своей полноте, если не прояснить ее в плане музыкальной интерпретации проектных решений. Этим особенностям «проектирования за роялем» может быть посвящена отдельная статья, подготовка которой нуждается в откликах на вышеизложенные идеи.

 

Литература:

  • Бляхер Л.Е. Нестабильные социальные состояния. – М.: РОССПЭН, 2005.
  • Лефевр В.А. Формула человека: Контуры фундаментальной психологии. – М.: Прогресс, 1991.
  • Луман Н. Общество как социальная система. – М.: 2004.
  • Материалы I-III Всеросс. конференций и Межд. семинара "Качество жизни", Москва, ВНИИТЭ, 1999-2002 гг.
  • Научно-креативная Программа «Иной Контин(г)ент» (Автономные планетные поселения). Портал Программы «ИноКонт»: http://inocont.net
  • Сайфуллин Н.Ф. Адаптивные жизненные стратегии автономных социальных групп в кризисных условиях: к постановке задачи. Препринт Института прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН, 2007, №83.
  • Сайфуллин Н.Ф. Проектный диалог с будущим. «Градостроительство», №1, 2011, с. 64-68.
  • Ульяновский А.В. Мифодизайн рекламы. СПб: 1995.
  • Хиценко В.Е. Самоорганизация: элементы теории и социальные приложения. – М.:КомКнига, 2005.
  • Шубенков М.В. Структура архитектурного пространства : дис. ... д-ра архитектуры : 18.00.01 Москва, 2006. 335 с. РГБ ОД, 71:07-18/2

 


[1] Шубенков М.В.: «Каковы условия физического существования архитектурных явлений? Эта проблема присуща не только архитектуре, но и другим феноменам культуры: словесности, изобразительному искусству, дизайну. Они формируют духовный мир людей, но существуют в мире реальном и подчиняются его естественным законам… Сама роль архитектуры рассматривается не как «каталитическая» деятельность по созданию статичных «предпочтительных» форм, выбранных из ряда возможных, а создание объектов, способных подобно живым формам активно взаимодействовать с окружающей средой, трансформироваться и кардинально изменяться благодаря заложенным в них структурным механизмам.»

 

[2] Независимо от горизонта прогнозирования, Будущее исследуется проектными методами в трех аспектах: Будущее как желаемое (БкЖ), как возможное (БкВ) и как ожидаемое (БкО).

[3] В частности, в планетонавтике автономность понимается как проблема, требующая преодоления посягательства на смыслы, угрозы их самоидентификации и интегральному качеству жизни обитателей поселения. Стадия автономного обитания условно принимается здесь как посткризисное будущее, нестабильное социальное состояние в настоящем. Если принять данные предельные случаи в качестве модельных граничных условий, то такая «методическая асимптотика» сулит новшества в проектировании для более мягких условий «наземной архитектуры».

[4] International Future Design Conference

[5] Такие локомотивные свойства Программы раскрывают ее потенциал интегратора достижений авиа-космических, подводных, полярных, горнорудных, медико-биологических, гуманитарных и многих других наукоемких технологий. Во многом это будет способствовать ускоренному росту их эффективности и конкурентоспособности, созданию новых рабочих мест и рынков сбыта, что достигается через анализ и разработку в различных природно-климатических условиях тех проблем, с которыми человечество врозь не способно справиться на Земле сегодня и в скором времени столкнется в дальнем космосе.

[6] Закон сохранения смыслов: "Интегральная величина смыслов есть величина неубывающая. Смыслы не исчезают, а переходят из одних состояний в другие". «АПП-антропные» принципы:

* Слабый (мягкий): Смыслы не исчезают (не пропадают) даже в условиях АПП.

* Сильный (жесткий): Человек выживает (сохраняет свою субъектность) в условиях АПП постольку, поскольку сохранен в этом смысл.

[7] "В неопределенном, хаотическом социальном хронотопе социальное сущее и порождаемая им интерсубъективная реальность уже или еще отсутствуют, в этом хронотопе они лишь проходят становление. Социальные размерности, доставшиеся в «наследство» от докризисной социальной реальности, не организуют нового состояния общества. (Бляхер Л.Е.)

[8] по Бьюкенен Дж., Таллок Г. Расчет согласия. Логические основания конституционной демократии http://gallery.economicus.ru/cgi-ise/gallery/frame_rightn.pl?type=school&links=./in/buchanan/works/buchanan_w2_1_0.txt&img=works.jpg&name=pubchoice&list_file=

   
   
© 2020 - "InoCont"; info@inocont.net