Russian
   

Навигация по сайту  

   

База знаний  

   

Авторизация (получите больше информации)  

   

Map

   
   
   

   

   
   

ВОПРОСЫ НА ПУТИ К ЗВЕЗДАМ

Details

Г.Г. Малинецкий, Н.А. Митин

Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН

 

Хорошая стратегия может исправить недостатки плохой тактики, но даже самая хорошая тактика не способна скомпенсировать пороки плохой стратегии.

Из управленческого фольклора.

 

В настоящее время широко обсуждается проблема автономных поселений на Земле и в космосе, алгоритмы развития цивилизации и, более широко, - пути эволюции человечества. Этот круг вопросов в конкретном контексте уже более полувека рассматривается в Институте прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН.

Его сотрудники стояли у истоков и участвовали в реализации большинства космических проектов СССР и России, закладывали основы компьютерного моделирования, робототехники, системного программирования. Первый директор Института – выдающийся математик, организатор науки, Трижды Герой Социалистического труда, академик, главный теоретик космонавтики Мстислав Всеволодович Келдыш – считал, что будущее советской науки – дальний космос. Он полагал, что развитие космической отрасли, в которую в лучшие времена входило более 1200 предприятий, дает импульс развитию многих областей народного хозяйства.

М.В. Келдыш говорил, что весь круг научных исследований, который не требует непосредственного присутствия человека в космосе, должен выполняться автоматами. Именно по этому пути и пошло освоение космического пространства человечеством.

В самом деле, взглянем свежим взглядом на вехи космической эры. 1957 год – запуск первого искусственного спутника Земли, 1961 год – первый полет человека в космос, 1969 год – высадка на Луну. Удивительно быстрый старт космической эры. И … быстрое торможение пилотируемой космонавтики. Закат лунных программ. Полеты орбитальных станций, в большой степени ставшие рутиной. И на этом рубеже естественно спросить себя, когда, как и для чего человек сделает следующие шаги в освоении космоса. Когда и зачем понадобятся автономные поселения? Именно это мы и обсудим в данных, не претендующих на полноту заметках. Более того, на наш взгляд, именно сейчас постановка ключевых вопросов важнее, чем традиционные ответы, которые давались на них в последние полвека космической эры.

 

Возвращение к основам

Земля – колыбель человечества. Но нельзя вечно жить в колыбели.

К.Э. Циолковский.

Вначале приходят мечтатели и фантасты и грезят о несбыточном и небывалом. Потом приходят энтузиасты и показывают, что какие-то фрагменты мечты могут быть воплощены. Затем приходят профессионалы и делают сказку былью.

А.К. Платонов.

 

На отца отечественной космонавтики – Константина Эдуардовича Циолковского - как утверждают многие биографы, большое влияние оказало учение русского космиста Николая Фёдорова. Этот мыслитель считал, что каждый человек – целый мир, сверхценность, удивительная и неповторимая вселенная. Наука будущего, по его мысли, должна будет оживить умерших. Но если это произойдет, то где же будет жить это множество людей? Размышления над этим вопросом привели К.Э. Циолковского к идее космической экспансии человечества и к проектам межпланетных полетов.

Приходится констатировать, что ни современная наука, ни состояние общественного сознания, ни технологии, созданные человечеством за последний век, не дают оснований надеяться на воплощение надежд Н.Федорова в течение ближайших веков и вызывают большое сомнение в принципиальной осуществимости этой мечты.

Поэтому следует проанализировать другие мотивы развития межпланетной космонавтики и создания автономных поселений вне Земли. Один из них – это познавательный, мировоззренческий императив, попытка осмыслить место, роль и перспективу человека и человечества во вселенной.

По-видимому, нам трудно представить масштаб того «космического шока», который пережили исследователи, ученые, часть общества после открытия Николая Коперника в 1543 году. В течение многих тысячелетий люди были уверены, что Земля является центром вселенной, что Солнце вращается вокруг неё, что человек оказался главным избранным существом на Земле и поэтому может претендовать на преимущественное внимание богов к нему и даже на их участие в своих делах. Коперник убедительно доказал, что, по крайней мере, ещё шесть планет находятся в таком же положении, как Земля, и могут претендовать на внимание высших сил.

О том, как болезненно и тяжело переживалось это открытие, можно судить по стихотворению М.В. Ломоносова, которое было написано через два века после открытия Коперника, из которого обычно цитируют лишь две строки

 

…Открылась бездна, звезд полна,

Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах

Как мала искра в вечном льде,

Как в сильном вихре тонкий прах,

В свирепом как перо огне,

Так я, в сей бездне углублен,

Теряюсь, мысльми и утомлен.

 

По-видимому, и сейчас есть мировоззренческие проблемы такого же масштаба, которые могут кардинально изменить взгляд человечества на себя и мир. Это проблема Великого Молчания, которая является одним из важнейших стимулов развития фундаментальных исследований космического пространства.

Об истинных приоритетах освоения космического пространства в научных целях можно судить по проектам, отобранным Европейским космическим агентством (ESA) для следующих запусков в 2017-2018 году. Это проект EUCLID для составления карты темной материи. Он позволит охватить пространство в 10000 раз больше, чем телескоп Hubble и заглянуть на глубину 10 млрд световых лет Второй проект PLATO (Planetary Transits and Oscillation of stars), ориентированный на поиск планет в ближних звездных системах. Третий – Solar Orbiter – аппарат, осуществляющий непрерывные измерения солнечной активности с расстояния 35 миллионов километров[1].

В самом деле, по нынешним представлениям, нашей вселенной не менее 14 миллиардов лет. В соответствии с известной формулой Дрейка, должны быть в поле зрения приборов, созданных на Земле, многие цивилизации, которые старше нашей. Инструменты, созданные в последние десятилетия, позволили обнаружить более 500 планетных систем и атмосферу на ряде планет. Важнейший вопрос – одиноки ли мы во вселенной. Если да, то важно было бы понять, что привело к возникновению жизни, сознания, разума. Какие факторы обеспечили уникальность нашего случая?

Если нет, то вновь открывается несколько альтернатив. Три века назад астрономы могли наблюдать вселенную в диапазоне волн, в котором максимальная длина волны отличалась от минимальной вдвое, в видимом свете. Сейчас наблюдению стало доступно электромагнитное излучение в диапазоне, простирающемся на 16 порядков величины. На земную орбиту был выведен гигантский телескоп – «Хаббл», обошедшийся более, чем в 2 миллиарда долларов, и раздвинувший границы доступной наблюдению вселенной.

Проект SETI – первый научный проект поиска радиосигналов внеземных цивилизаций (после официального закрытия его НАСА) - возрожден на уровне сетевых компьютерных технологий как инициатива SETI&Home. Она находит все больше приверженцев в связи с большими успехами астрономии, астрофизики, космологии, информатики, достигнутыми в последние годы.

Однако Вселенная по-прежнему молчит. Одна из возможностей состоит в том, что цивилизация, достигшая высокого уровня, создает оболочку, позволяющую использовать всю энергию звезды, вокруг который находится её планетная система (так называемая сфера Дайсона, названная так в честь физика-теоретика, выдвинувшего эту гипотезу). Другая идея была высказана и обоснована на семинарах в ИПМ и в Институте астрономии РАН. Если исходить из формулы Дрейка, то можно прикинуть, что мы ничего не слышим, если время жизни техногенной цивилизации (от момента, когда её можно зафиксировать по её радиоизлучению, и до её конца) должно составлять около тысячи лет. И в таком взгляде тоже есть резон – достаточно сложно эффективно управлять природными и техногенными рисками, социальными нестабильностями в условиях ограниченных ресурсов (исходя из наших представлений, трудно надеяться, что за 1000 лет техногенной цивилизации удается «дотянуться» до ресурсов других звездных систем).

Наконец, в соответствии с гипотезой известного футуролога и фантаста Станислава Лема, цивилизации, достигшие уровня сверхразвития, обнаружив друг друга, вкладывают усилия в то, чтобы не взаимодействовать и не демонстрировать следы своей деятельности, маскируя их под естественные причины.

Нужен ли человек в космосе, автономные поселения на Земле, Луне или планетах, чтобы продвинуться в поисках внеземного разума? Даёт ли это новое качество? Приходится констатировать, что нет. Ответ на сформулированные выше вопросы, по-видимому, будет связан с технологиями обработки гигантских массивов космических наблюдений. По-видимому, поиски, как и предполагал В.В.Келдыш, будут вестись автоматами, результаты будут обрабатываться, вероятно, как в физике элементарных частиц, также в несколько стадий и тоже автоматами. И лишь на вершине этой пирамиды будут люди.

Впрочем, нельзя исключить парадоксальных сценариев – неожиданных, удивительных находок или идей. Возможно, мы не то слушаем или не пониманием смысла наблюдаемого. Как это не странно звучит, но вполне возможно, что сейчас на Земле могут найтись представители иного разума, осуществляющие мониторинг процессов эволюции человечества и нашей цивилизации. Такая гипотеза не противоречит законам природы и априори не может быть отброшена.

Однако есть и другие возможности, которые стоит рассматривать, обсуждая проблему автономных поселений.

 

Системный взгляд на настоящее. Сдержанный пессимизм

Уточним понятие и поставим задачу более чётко. Итак, для обеспечения автономного поселения необходимы

  • воздух;
  • вода;
  • пища;
  • энергия;
  • товары (снаряжение, одежда, технические устройства, необходимые для жизнедеятельности, средства защиты, лекарства и многое другое, созданное цивилизацией, чтобы обеспечить или облегчить жизнь человека);
  • инфраструктура (поселения, космическая станция и др.);
  • информационные потоки;
  • общение с другими людьми;
  • смыслы, мотивы, веские причины для того, чтобы находиться в автономном поселение, если существует альтернатива.

Собирающиеся на зимовку в Антарктиду, снаряжающие корабль в дальний поход или космическую станцию, разумеется, могут и уточнить, и конкретизировать этот список. Однако основные «разделы», вероятно, в нём будут такими же.

Точно таким же образом можно взглянуть на автономные поселения по времени, на которое они рассчитаны, и по степени их связи с «базой»

  • Недели-месяцы дальняя командировка (всегда можно вернуться на «базу», хотя и достаточно трудно)
  • Месяцы – годы «автономного плавания». Типичные примеры – первые кругосветные путешествия или первые космические станции с достаточно длительным пребыванием людей на них.
  • Годы – десятилетия (освоение колоний, служба в них)
  • Создание отдельного мира (рождение детей, появление следующих поколений. Перспектива ухода из этой реальности навсегда).

 

У человечества есть громадный опыт по этой части. Оно осваивало планету, расширяя ареол своего обитания. И двигалось оно, прежде всего, создавая «автономные поселения» различных типов на новых землях.

Основные типы этих поселений:

- Экспедиция;

- Гарнизон;

- Артель;

- Компания;

- Лаборатория;

- Монастырь;

- Ковчег.

В первом случае «автономное поселение» представляет собой корабль или станцию, известна цель которой, задачи, начальный и конечный пункт и ориентировочное время путешествия. По сути, вся Земля с её обитателями относится к «автономному поселению» такого типа.

Посмотрим, с этой точки зрения, на марсианскую экспедицию. Все попытки, кроме, возможно, источников энергии, должны быть на несколько лет замкнуты в небольшом корабле. Взаимодействие для выполнения конкретного, заданного извне, задания, следует обеспечить внутри малой группы (5-10 человек).

С технической точки зрения, это очень сложный и рискованный проект, требующий новых технических решений. Мыслится монтаж и создание на орбите Земли космического корабля весом около 500 тонн (чего ещё никогда не делалось). Доставка одного килограмма груза на орбиту кораблём типа «шаттл» составляет около 11 тыс. долларов. Сегодня трудно предположить, во сколько обойдётся организация работ по сборке, монтажу, созданию инфраструктуры, обеспечивающих этот проект. Однако, разумным представляется коэффициент 100-1000, по сравнению с доставкой на орбиту запчастей и топлива. Но тогда речь должна идти о мегапроекте в 500 млрд.-5трлн. долларов. (Достаточно напомнить, что программа «Аполлон» обошлась США в 1960-х годах в 16 миллиардов долларов, чтобы эта сумма не показалась чересчур завышенной.) С другой стороны, энергетическая инициатива Барака Обамы, направленная на то, чтобы к 2050 году вдвое уменьшить потребление углеводородов США (покрыв гигантские пустыни Аризоны и Невады солнечными батареями), должна обойтись в 500 млрд. долларов. Другими словами, марсианский проект может потребовать совокупных усилий всего мирового сообщества.

Когда авторы этих заметок посетили Институт медико-биологических проблем РАН ещё до начала проекта «Марс – 100», который проводился на его базе, то обсуждались направления сотрудничества этой организации с ИПМ. «Лучшее, что вы можете сделать для всего марсианского проекта, – убедительно объяснить нам, почему следует лететь на Марс, летать без уверенности, что космонавты там увидят хотя бы что-то новое из того, что «не заметили» автоматы» – сформулировал своё пожелание один из руководителей этого института.

Ситуацию с этим проектом можно охарактеризовать в настоящее время, как «кризис целеполагания». Схожая ситуация имеет место с проектами лунной базы, о которых сейчас стали говорить всё чаще.

В ситуации, когда есть слишком много неопределенных факторов для того, чтобы делать надёжные оценки разумного, уточнив понятия, найти аналогичные периоды в истории человечества и с этой точки зрения взглянуть на наши сегодняшние проблемы и возможности.

 

Мореходная аналогия

Вначале островитяне либо считали себя единственными обитателями Земли, либо, допуская существование других, не могли и помыслить о том, чтобы вести с ними торговлю, из-за разделяющего их обширного и глубокого моря, но позднее они изобрели корабли … Так что, возможно удастся изобрести средства и для сообщения с Луной …

Дж.Уилкинс, 1638 г.

 

Существует очевидная, бросающаяся в глаза, аналогия между нынешним этапом космической эры, с периодом Великих географических открытий. По сути, каравеллы времён Колумба по стоимости, новизне и уровню риска для отважных мореплавателей сравнимы с нынешними космическими кораблями с человеком на борту.

Сравнимы и временные рамки пионерских морских экспедиций и путешествий современных космических аппаратов по Солнечной системе. В обоих случаях освоение неведомого начиналось с «прибрежных плаваний» и требовало государственных решений и государственного финансирования.

До наших дней дошли свидетельства того, что по приказанию фараона Нехо II (609-595 г. до н.э.) финикийский флот совершил путешествие вокруг Африки. Выйдя из Красного моря, мореходы обогнули восточное побережье Африки, достигли Атлантического океана, а затем вернулись по Средиземному морю в Египет. Это выдающееся путешествие заняло три года – примерно столько же, сколько требуется космическому аппарату на полет от Земли до Сатурна.[2]

По мысли выдающегося историка ХХ века Арнольда Тойнби, овладение технологией мореплавания предопределило взлет одних и закат других цивилизаций. В соответствии с его концепцией (впоследствии развитой на новой основе и уровне Л.Н.Гумилевым) история представляет взаимодействие существовавших в разные времена и в разных частях Земли цивилизаций, переживавших рождение, развитие, взлет, надлом и кризис[3]. По мнению этого исследователя, оригинальная, перспективная, набиравшая силу цивилизация на островах Тихого океана была «остановлена» слишком высоким риском путешествий между островами в океане, расстояние между которыми составляло сотни, а то и тысячи километров. Путешествия были необходимы, чтобы спаять и укрепить возникавшую общность, эффективно передавать друг другу жизнеобеспечивающие технологии, культурные нормы, товары. Технологии передвижения и навигации не соответствовали масштабу вставших перед цивилизацией задач.

Возможно, это имеет прямое отношение и к проблеме Великого Молчания. Нельзя исключить того, что «остановленными» на галактической доске оказываются цивилизации, которым не удалось дойти до определенной стадии преодолеть некоторый барьер, например «дотянуться до звезд» (каким-то образом использовать ресурсы других звездных систем).

Триумфом стали путешествия Колумба, открывшего Америку (1492 год), и Магеллана, совершившего первое кругосветное путешествие. В XVI веке было осознано, что с помощью кораблей в принципе можно достичь любой точки океана и побережий. Отправка миссий к Плутону, к астероидам на дальней периферии Солнечной системы показывают, что тут есть достаточно близкая аналогия. Нашим автоматам стала доступна вся Солнечная система.

И вот здесь начинаются важные различия.

Итак перечислим мотивы мореплавания.

  1. Интересы обороны. И перебрасывать людей по морю во множестве случаев можно гораздо проще, чем по суше, и к тому же это принципиально новая возможность «дотянуться» до мест, до которых не добраться по суше. У оппонентов, естественно, возникает проблема – на море же защищаться от тех, кто будет «добираться».
  2. Экономический интерес. Взаимодействие между разными цивилизациями, народами, частями планеты, как показывает история, обеспечивала торговля товарами роскоши. Королева Изабелла и король Фердинанд, поддержавшие Колумба, грезили о коротком пути в Индию с её товарами. Мечты испанских монархов реализовали галеоны из Нового Света, груженные золотом, английских – чайные клипера, привозившие индийский чай в метрополию.
  3. Решение внутренних проблем, возможность занять активных, энергичных, пассионарных людей, переключив их энергию вовне (что особенно важно, когда общество переживает «пассионарный перегрев»)
  4. Любознательность, стремление шагнуть за пределы познанного, доступного, известного.

Именно реализуя эти мотивы, развивалось судоходство, а для его обеспечения строились порты, крепости, обустраивались гавани, создавались прибрежные города – «автономные поселения» того времени.

  1. Казалось бы, схема космической экспансии та же. Быстрый взлет ракетной отрасли был связан с необходимостью обеспечить защиту своей территории и возможностью нанести противнику «неприемлемый ущерб», доставляя баллистическими ракетами ядерное оружие на его территорию. Однако этот мотив исчерпал себя. В соответствии с новой оборонной доктриной США, эта страна должна иметь возможность нанести удар баллистической ракетой по любой точке земного шара, в которой, по мнению политического руководства, возникла угроза национальным интересам. Для этого ни человек в космосе, ни, тем более, автономные поселения не нужны. По оценкам многих авторитетных специалистов, пятое поколение самолетов-истребителей будет последним – очень скоро человек не будет нужен в воздушном эшелоне обороны. Уже сегодня именно он при решении многих задач является «слабым звеном» авиационных комплексов. Кроме того, станции на орбите, да и лунные станции – весьма уязвимый объект.
  2. Экономический эффект космической отрасли не оправдал надежд, возлагавшихся на него в 1960-е годы. Практически нет материалов или веществ, которые стоило бы везти из космоса для нужд земной экономики, и неясно, появятся ли они в отдаленном будущем. Эффект от систем мониторинга, навигации и связи, безусловно, имеется. Тем не менее, и здесь нет перспектив создания автономных поселений.
  3. Космический туризм, космический экстрим, по-видимому, в течение многих десятилетий будет уделом единиц. Да и чтобы назвать «экстримом», «ездой в незнаемое» путешествие, в котором каждый удар сердца фиксируется, оценивается и корректируется с Земли, нужно иметь очень богатое воображение. И тут поселений не видно.
  4. Научные станции вызывают глубокое уважение. У человечества должны быть форпосты в космосе. Однако их интегральные научные достижения на фоне бесчисленных миссий выглядят достаточно скромно. Пожалуй, их главные достижения связанны не со знаниями о космосе, а о здоровье, жизнеобеспечении, психике человека в космосе. И это, конечно, может оказаться тоже очень важным для грядущего рывка, но не дает надежд на появление автономных поселений в обозримом будущем. Это и оправдывает сдержанный пессимизм, отодвигая появление homo cosmicus на много десятилетий. (Заметим, что большинство прогнозов относительно темпов освоения космоса и конкретных рубежей, на которые выйдет человечество в 2010-х годах, не оправдались – они оказались сверхоптимистичными. Прогресс человечества по этому направлению резко замедлился.)

Развивая «мореходную аналогию», можно поставить мысленный эксперимент. Представим, что на нашей планете есть один большой континент, окруженный океаном. Вдали ничего нет – ни товаров, ни людей , ни земли. Понятно, что тогда во многих смыслах будет оправдано лишь прибрежное судоходство, что на много веков затормозит прогресс в судостроении и навигации. Вероятно, в таком мире многое появилось бы на десятки веков позже, чем на Земле. Задачи морской навигации, в первую очередь, стимулировали астрономию (а через неё физику и математику). А если плавать только вблизи берега, от одного маяка до другого, то и с навигацией было бы попроще, да и многие науки развивались бы гораздо медленнее.

Для задач прогноза, стратегического планирования, изучения исторических процессов сейчас всё шире используется теория самоорганизации или синергетика, исследующая сложные, открытые, нелинейные, далекие от равновесия системы. По мнению выдающегося специалиста по философии науки, академика В.С.Степина, синергетика представляется сегодня как общая теория саморазвивающихся систем, как основа научного мировоззрения XXI века.

Один из фундаментальных выводов синергетики состоит в том, что будущее неединственно[4]. Здесь стоит дать несколько формальных пояснений тем, кому несколько простых формул более ясны и очевидны, чем общие рассуждения[5]. Те, кто воспринимает иначе, могут с легкостью опустить этот фрагмент.

Со времен Ньютона общая схема описания реальности, прекрасно показавшая себя в естественных науках, сводится к определению величин, описывающих исследуемый объект , и к рассмотрению пространства всех возможных состояний объекта (фазового пространства, в котором лежат векторы ). Зависимость состояния объекта определяется динамической системой, показывающей, как скорость изменения вектора зависит от него же и от вектора внешних параметров , характеризующих ситуацию, а также от начального положения системы

 

(1)

 

 

Иногда, чтобы учесть управляющие воздействия или случайные факторы, в правую часть этого уравнения добавляют малый член

 

(2)

Стационарные (не зависящие от времени) решения уравнения (1) определяются системой нелинейных уравнений

, (3)

зависящей от параметра . Ещё в XIX веке было понято, что для нелинейных систем вида (3) характерно явление бифуркации (от французского bifurcation – раздвоение, ветвление). Под бифуркацией понимают изменение числа и/или устойчивости решений определенного типа.

Представим теперь, что параметр медленно меняется (например со временем). Тогда мы увидим конкретную зависимость решений уравнения (3). Эту зависимость называют бифуркационной диаграммой. Пример таковой представлен на рис. 1. Иногда при неких значениях параметра (называемых бифуркационными , и на рис. 1) будут наблюдаться бифуркации.

 

Рис. 1

В зависимости от малых случайных факторов или управляющих воздействий (описываемых членом ), система может выбрать одно или другое решение, ветвь бифуркационной ветви, по которой она будет развиваться до следующей бифуркации. «Выбрать» вариант своего будущего.

Судя по многим данным, и биосфера Земли и общество, и техносфера в своем развитии прошли через множество бифуркаций, «выбрав» один из возможных вариантов (не всегда самый лучший, как показывало дальнейшее развитие). Судя по всему, очень важная бифуркация в сфере технологий нашей цивилизации произошла в 1960-х годах.

Основатели нашего института, многие другие ученые видели прямой, непрерывный взлет в космос, в который будут вложены и значительные ресурсы, и интеллектуальные усилия многих талантливых людей, и ожидания всего человечества. Однако, вероятно, произошла бифуркация – магистральным путем развития стал прогресс компьютерных технологий. Быстродействие современных компьютеров превышает быстродействие «компьютерных динозавров» в 250 миллиардов раз. Ни одна технология не знала такого количественного роста.

Уместно сравнение с Колумбом – человечество «плыло» в космическую эру, на определенном этапе которой могли возникнуть автономные космические поселения, «космические города» , о которых мечтали представители советского архитектурного авангарда в 1920-х годах, а оказалось в компьютерном мире. «Плыли в Индию, а попали в Америку». Вместо «экстраверсии» – космической экспансии – ведущей стала интравертная тенденция – путь в виртуальный мир, в «цифровую вселенную». И сейчас с этой ветви бифуркационной диаграммы вернуться на космическую магистраль будет нелегко.

Впрочем, и Бог, и черт в деталях. Малые случайные или управляющие воздействия, особенно вблизи точки бифуркации, могут иметь большие последствия. (член в уравнении (2), несмотря на свою малость, может принципиально изменить картину).

Обратим внимание на несколько обстоятельств, которые могут существенно повлиять на судьбу всех космических проектов.

Сценарий космической свалки.

В настоящее время Центр мониторинга космического мусора, созданный в ИПМ по инициативе член-корр. РАН Э.Л.Акима, в режиме реального времени отслеживает более 30 тысяч объектов в космосе, самые маленькие из которых чуть больше кулака. Однако опасность представляют и обломки, размеры которых превышают размер фаланги большого пальца. Количество обломков в космосе стремительно возрастает. Большое влияние на это оказали испытания противоспутникового оружия рядом держав, а также ряд других военных проектов.

Проведенные компьютерные расчеты показали, как ведут себя орбиты обломков ряда космических аппаратов. Оказалось, что через некоторое время обломки одного аппарата могут настолько изменить свои орбиты, что через некоторое время они будут мчаться навстречу друг другу со скоростью 15 км/сек. И далее всё зависит от статистики, если плотность обломков на околоземных орбитах превышает некоторый критический уровень, то далее начнется цепная реакция, связанная с дальнейшими столкновениями, с ростом числа обломков, размножающихся в результате столкновений друг с другом. Если нынешние тенденции сохранятся, и дела пойдут таким образом, как идут сейчас, то, как показывает расчет, к 2035-2040 годам низкие орбиты превратятся в гигантскую космическую свалку – запуск следующих космических аппаратов станет слишком рискованным, и от него придется отказаться.

Возникнет «космическая пауза», продолжительностью около 200 лет, в течение которых обломки, взаимодействуя с разреженной атмосферой на этих высотах, в конце концов, сгорят в атмосфере или окажутся на Земле.

Если подобный темп загрязнения будет характерен для геостационарных орбит (около 36000 километров), то они (при нынешнем уровне технологий) будут утрачены навсегда. Проблема космического мусора настолько серьёзна, что в настоящее время она обсуждается в специальных структурах ООН, а инженеры проектируют «космические бульдозеры», ориентированные на уборку космического мусора.

Если события будут развиваться по этом сценарию, то к проблеме создания автономных поселений вне Земли человечество сможет вернуться не ранее, чем через 200 лет.

Нанотехнологический прорыв. Идея нанотехнологий была высказана выдающимся физиком ХХ века Ричардом Фейнманом. Суть её – создание «абсолютных материалов», не имеющих дефектов на атомном уровне (которые и определяют большинство свойств обычных материалов). Опустим технические детали и хронику достижений в этой области. Допустим, что эту мечту удалось воплотить в жизнь. Это означает появление материалов в 100 раз прочнее и в 6 раз легче стали. Это может привести к революции в создании космических кораблей и станций. В самом деле, огромные проблемы путешествия человека на Марс и в окрестность других планет связаны с радиационной защитой. Надежная защита, необходимая вдали от радиационных поясов Земли, требует очень тяжелых конструкций. В их отсутствие решение многих проблем упростится. Нанотехнологии могут сделать реальностью новые поколения топлива, фильтров, пищи, многого другого, необходимого для жизни человека в космосе.

Пока подобные материалы и проекты находятся в области фантазий. Однако Р.Смолли был удостоен Нобелевской премии за открытие фуллерена С60 – удивительного вещества, символа нанотехнологий, А.Гейм и К.Новосёлов получили эту премию за создание графена – материала электроники будущего. Этот путь, который может изменить космические перспективы нашей цивилизации, есть. Вопрос лишь в том, насколько трудным он окажется.

Космический лифт. На ученом совете, который возглавлял академик Д.Е.Охоцимский, в ИПМ в своё время защищалась докторская диссертация, посвященная космическому лифту. В настоящее время существует возможность создавать тросовые системы спутников, связывая их канатами длиной в сотни километров, что придает системе качественно новые свойства. Предположим, что существует материал, позволяющий протянуть канат на длину геостационарной орбиты 36000 километров (это не противоречит законам природы и наноматериалы вполне смогут обладать такими свойствами). Это позволит без ракет-носителей поднимать с Земли грузы на желаемую орбиту очень легко и дешево. Судя по защищенной диссертации, множество технических проблем, связанных с этим проектом, могут быть решены.

Но если этот проект воплотится в жизнь, то «космос окажется рядом» – появится возможность создавать большие космические станции, города на орбите. Начнётся новая эпоха в освоении космоса человечеством.

 

Следующий виток эволюции. Сдержанный оптимизм

 

– Вы полагаете, всё это будет носиться?

– Я полагаю, что всё это следует шить!

Ю.Левитанский

 

Мы рассмотрели несколько возможных бифуркаций на пути технологического развития человечества. Они весьма важны, потому что в нынешней ситуации у человека в космосе вне Земли нет больших перспектив, а автономные поселения на Земле представляются экзотикой, не влияющей существенно на траекторию развития человечества.

Однако следует взглянуть на общие тенденции эволюции человечества. И такой взгляд многие изменит. В хороших фантастических романах делается одно предположение, реализация которого создает другой, отличный от нашего мир. (И иногда путешествие по этому миру позволяет по-другому взглянуть на нашу реальность). Сделаем и мы в этой части заметок важное предположение – будем считать, что в течение предстоящего столетия человек ( его физиология, сознание, потребности) останутся примерно такими же, как сейчас.

Из этого предположения следует очень и очень многое. В XIX веке математик, священник, экономист Томас Мальтус построил теорию роста народонаселения. В соответствии с ней численность человечества N в зависимости от времени t определяется линейным дифференциальным уравнением

 

,

(4)

, ,

где - коэффициент, который стали называть мальтузианским, – начальные условия.

Уравнение (4) определяет рост по закону геометрической прогрессии – в одинаковое число раз за одинаковые промежутки времени - .

И действительно, численность особей всех колоний от амеб до слонов в условиях избытка ресурсов экспоненциально растет.

Однако, как показали исследования палеодемографов, системных аналитиков, специалистов по моделированию, в частности профессора С.П.Капицы, рост человечества в течение последнего миллиона лет следует иному, нелинейному закону

; . (5).

Это уравнение имеет решения, растущие в режиме с обострением, когда исследуемая величина растет до бесконечности за конечное время, называемое временем обострения и обозначаемое обычно как . Оказалось, что подобные модели описывают асимптотику (приближение) многих процессов в нелинейных системах с положительной обратной связью. Теория режимов с обострением в нелинейных средах, построенная в ИПМ, в научной школе член-корр. РАН С.П.Курдюмова, получила мировое признание[6].

Решение уравнения (5) определяет гиперболическую зависимость численности населения от времени

, где (6).

Сам этот закон представляется парадоксальным. Коротко говоря, сверхбыстрый рост численности человечества обусловлен тем, что на Земле удалось построить технологическую цивилизацию, способную передавать созданные жизнеобеспечивающие технологии в пространстве из региона в регион и во времени (от поколения к поколению). Именно этот взрывной рост численности людей, рост «вширь» и был главной пружиной истории, экономики, культуры (см. рис. 2). Именно этот закон выделил наш вид из всего живущего на планете, превратил человечество в геологическую силу, говоря словами В.И.Вернадского.

 

Рис. 2

 

Центральным событием нашей эпохи является то, что очень быстро, на времени жизни нынешнего поколения, этот закон «ломается» (см. рис. 2). Скорость роста числа людей быстро уменьшается. Этот процесс получил название глобального демографического перехода. Различие между прежним законом (6) и нынешним, по которому растет число людей, уже составило 2 миллиарда человек … На этом фоне многие национальные, региональные и даже глобальные процессы представляются второстепенными. В рамках человечества происходит переход от стратегии «высокая смертность – высокая рождаемость», к стратегии «низкая смертность – низкая рождаемость». В соответствии с прогнозами, сделанными в ИПМ, в ЦРУ США, в ряде других мозговых центров, к 2050 году численность населения мира стабилизируется на уровне 10-12 миллиардов человек. Известный исследователь А.А. Акаев дает вдвое меньшее значение – 5-6 миллиардов человек.

В соответствии с концепцией Карла Сагана, именно глобальный демографический переход и является необходимым условием для планетарной и, тем более, для межзвездной экспансии человечества.

В самом деле, с 1970-х годов человечество вступило в период сверхпотребления ресурсов. Если весь мир захочет жить по стандартам Калифорнии, то всего разведанного на Земле, по одним видам полезных ископаемых, хватит на 2, а по другим - на 4,5 года. Это неудивительно – уровень потребления на душу населения в США и в «конченых странах» отличается в настоящее время в сотни раз. За год человечество добывает такое количество углеводородов, на создание которого у природы уходило более миллиона лет. Понятно, что так не может продолжаться долго. Трехкратный рост урожайности зерновых культур в ХХ веке был оплачен 100-кратным повышением энергоемкости сельскохозяйственной продукции. Каждая третья тонна нефти сейчас добывается на морском или океанском шельфе. Американский геофизик Кинг Хабберт, анализируя нефтедобычу и на отдельных месторождениях, регионах, странах,мире в целом предложил модель, графическим выражением которой стала так называемая кривая Хабберта (см. рис. 3). Он же ввел термин peak-oil – пик добычи нефти. Он предсказал наступление этого пика для США в 1971 году, для мира в 2000-м. К счастью, этого не произошло, однако, судя по всему (а не только по цене нефти), этот момент не за горами.

 

Рис. 3

 

Если бы глобального демографического перехода не было и ресурсы продолжали бы добываться в прежнем режиме, то очень скоро Земля стала бы бесплодной пустыней, и о дальнейшем освоении космоса пришлось бы забыть.

Нынешняя ситуация – самый большой вызов нынешней цивилизации со времен неолитической революции. В ходе этой революции, столкнувшись с жесткими ресурсными ограничениями, человечество сменило тип жизнеустройства – от охоты и собирательства перешло к земледелию и скотоводству, к строительству поселений. Говоря словами Н.Н. Моисеева, оно сменило алгоритмы своего развития. Многие процессы и социальные системы, существующие сейчас, предполагают и расширенное воспроизводство, и весьма высокую доступность ресурсов, прежде всего, углеводородов, что делает оправданным перевозки на большие расстояния. Но этому судя по нынешним тенденциям, этому быстро или очень быстро придет конец. Поэтому о «расширенном воспроизводстве», об «обществе потребления», о «глобализации» и «капитализме», с его культом капитала и денег, придется, видимо, скоро забыть. Вполне возможно, что XXI век станет веком Великого Отказа от потребления многих ресурсов, использования ряда технологий, от многих типов социальных систем.

Вполне возможен вариант возврата к проектам «информационной деревни», при которых существует информационный обмен и управление между различными регионами мира при очень небольших ресурсных и транспортных потоках.

Человечеству предстоит найти новые, гораздо более экономные и природосберегающие, чем теперь, типы жизнеустройства в различных регионах планеты. Предстоит выяснить, какие сообщества смогут обеспечивать и воспроизводить себя, осуществляя при этом технологическое, культурное, социальное развитие. При этом, вполне возможно, уровень разнообразия придется существенно повысить – эффективная адаптация заставляет решать многие проблемы «конкретным образом», отказываясь от общих, типовых схем.

Можно предположить что, по мере нарастания кризисных явлений в мире, всё больше групп энтузиастов будут искать свои пути в будущее. И при этом автономные поселения типа «артель», «компания», «лаборатория» могут приобрести большой смысл.

Всё это более, чем актуально для современной России, которая является «страной столиц» (в XVII веке, к примеру в Москве жило менее 1% населения России, сейчас более 10%), которая не кормит себя примерно наполовину, не производит жизненно важных лекарств, во многих регионах которой бананы оказались дешевле картошки.

Сейчас совершенно неочевидно, какие типы поселений имеют наибольшие шансы выжить на нынешнем переломе в мире – мегаполисы или посёлки. По сути дела, речь идет о новом освоении Земли, опирающемся на накопленный опыт, эффективное использование возобновляемых ресурсов и высокие технологии. Здесь «автономные поселения» и группы энтузиастов могут сыграть важную роль, сравнимую с той, которую играли путешественники на заре мореплавания. И здесь «автономные поселения» могут оказаться форпостами человечества на пути в будущее.

Чтобы стало понятно, насколько велики ставки в игре, которую предстоит вести человечеству в XXI веке, обратим внимание только на один аспект жизнеустройства – энергетический.

Отказ от традиционных подходов в энергетике и курс на резкое снижение потребления углеводородов стали важным аспектом национальной стратегии США и Европейского сообщества в последние годы. В частности, в соответствии со стратегической оборонной инициативой Барака Обамы, к 2050 году потребление нефти, газа и угля в США должно сократиться примерно вдвое. Для этого потребуется покрыть десятки тысяч квадратных километров пустынь Аризоны и Невады солнечными батареями. Общая стоимость проекта превышает 500 миллиардов долларов, и более 150 миллиардов будет вложено в течение первого срока правления Обамы. Достаточно понятно, что обслуживание этой гигантской энергетической инфраструктуры в малонаселенных районах страны потребует создания сети автономных поселений.

С другой стороны, стратегический европейский план в области электроэнергетики предполагает размещение полей солнечных батарей в Сахаре и дальнейшую транспортировку энергии в Европу.

Вполне возможно, что необходимость иметь «новые колонии» - одно из главных достоинств которых – гигантские территории в зоне, где практически все дни в году солнечные, и привело к разработке американских планов «переформатирования Большого Ближнего Востока». Судя по тому, с какой легкостью Франция и ряд поддержавших её европейских государств начали в марте 2011 г. войну против Ливии, кроме идеалов демократии в душе и трогательной заботы об арабских народах, эти элиты имеют весьма серьёзные геоэкономическое обоснование, оправдывающее их жесткие силовые действия.

Всерьёз обсуждается создание гигантских зеркал, позволяющих вырабатывать электроэнергию на геостационарной орбите, и передача её на Землю в виде СВЧ-излучения, сориентированного на гигантский наземный приемник.

Масштаб и дерзость предлагаемых проектов – свидетельство остроты вставшей проблемы. Не так масштабен, но не менее значим опыт Бразилии и Малайзии, которые переводили часть своего автомобильного парка на органическое топливо, полученное из местных растений и из пальмового масла.

Выдающийся математик, философ, футуролог, академик Н.Н.Моисеев во многих своих работах обращал внимание на то, что нынешняя нефтяная цивилизация и общество потребления может закончиться очень быстро и неожиданно. Один из вариантов развития событий подробно описан в романе немецкого писателя Андреаса Эшбаха «Выжжено». Коллапс, в соответствии с нарисованной картиной, может начаться с исчерпания одного сверхбогатого месторождения в Саудовской Аравии. Это согласуется с оценками американских исследователей Л.Г. Бадалян и В.Ф. Криворотова[7], выделивших ряд подобных периодов в истории цивилизации (в отличие от нынешней ситуации, тогда довольно быстро находилась замена главному неэластичному энергетическому ресурсу эпохи. Сейчас такой замены пока не видно).

В соответствии с их подходом, кризис, связанный с потреблением неэластичного ресурса, действительно может быть связан с исчерпанием одного из больших месторождений и оказаться неожиданным. Очевидно, к этому моменту надо иметь сильную альтернативу и понимание дальнейшей траектории развития цивилизации.

Проект «Ковчег». Следует отдать себе отчет, что конец эры экстенсивного развития человечества, глобальный демографический переход приведут к сокращению скорости роста энергопотребления, к торможению ряда отраслей промышленности. Поэтому вполне возможно, что «переходный этап» от горизонтального к вертикальному росту займет век, а, может быть, и не один. Поэтому рост технологических возможностей человечества, по крайней мере в ряде направлений, может оказаться весьма скромным.

Вместе с тем, стратегические риски, с которыми уже столкнулось человечество, и с которыми оно может столкнуться в ближайшем будущем, могут оказаться более, чем серьезными. В мире появилось целое научное направление, связанное с анализом глобальных катастроф[8].

Рассмотрим классический пример, с которым человечество уже сталкивалось в годы Холодной войны. Это угроза масштабного ядерного конфликта. Работы, проведенные в Вычислительном центре АН СССР под руководством академика Н.Н. Моисеева, показали, что обмен ядерными ударами, общая мощность которых превышает 1000 мегатонн, приведет к ядерной ночи и к ядерной зиме, в результате которой погибнет большая часть биосферы, а также к изменению глобальной циркуляции атмосферы – к резкому ухудшению климатических условий на Земле.

Системным ответом на эту угрозу могло стать создание гигантских бомбоубежищ с фильтрацией воздуха и воды, с запасом продовольствия, в которых миллионам людей предстояло бы провести в случае войны несколько лет. Обширные разработки, связанные с ядерным конфликтом и с защитой людей в этом случае, имелись в системе гражданской обороны СССР, ликвидированной в годы реформ.

 

По крайней мере, на уровне исследований стоило бы выяснить, каков тот «минимальный квант» цивилизации, который бы позволил человечеству выжить и продолжить развитие при самых неблагоприятных сценариях развития событий – падение гигантского астероида, пандемия (сравнимая по доле пораженного населения с эпидемией чумы – «Черной смертью» – изменившей траекторию развития европейской цивилизации в Средние века). Не менее важно понять, каковы пути управления стратегическими рисками, и каким должен быть «ковчег», позволяющий укрыться от катастрофы.

Эта тема не раз поднималась классиками научной фантастики. Достаточно напомнить «Марсианские хроники» Рея Брэдбери, где на Марсе остается колония землян, а Земля гибнет в огне мировой войны. В романе Робера Мерля «Мальвиль» после атомной войны на Земле остаются сотни человек, занимающихся сельским хозяйством, которым понадобятся века, чтобы дойти до индустриальной стадии развития.

В настоящее время в ряде российских и американских ядерных и космических центров всерьёз и на высоком научном уровне анализируется астероидная опасность для Земли. Это нелёгкая задача, тем более что не приходится надеяться на очень быстрый рост технологических возможностей человечества.

Вместе с тем, элементарный здравый смысл подсказывает, что следует анализировать весь спектр возможных глобальных катастроф, возможности избежать их, способы защитить от них человечество, сохранить цивилизацию, адаптироваться к изменившейся реальности.

Следует подчеркнуть, что это не физическая, метеорологическая или социологическая задача – это междисциплинарная, комплексная проблема, требующая серьёзного системного подхода.

Эту достаточно очевидную мысль можно пояснить наглядным примером из истории космических полётов. Незадолго до организации длительных экспедиций на советских орбитальных космических станциях к академику М.В.Келдышу, в бытность его президентом АН СССР, обратился известный психолог Б.Ф.Ломов. Он предложил создать Институт психологии в структуре Академии наук. М.В.Келдыш внимательно выслушал исследователя и, завершая разговор, заметил, что, вероятно, психолог ошибся дверью, что ему нужно было обратиться в Духовную академию, а не в Академию наук.

Однако всего лишь через полгода стало ясно, что «ахиллесовой пятой» космонавта в длительном космическом полёте оказывается психика. М.В.Келдыш нашёл Б.Ф.Ломова, поставил перед ним ряд проблем, связанных с психологической поддержкой специалистов, работающих в экстремальных условиях, и, в частности, космонавтов, и поддержал создание Института психологии АН СССР.

По-видимому, и здесь проблемы психологической поддержки, «обустройства внутреннего мира», социального проектирования того общества, которое будет складываться в автономных поселениях, могут оказаться не менее важными, чем обеспечение этих структур едой, энергией, заботы об их безопасности.

 

Новый человек в новой реальности

Многие открытия отложены на будущие

столетия, когда память о нас сотрётся.

Наш мир окажется жалким недоразумением,

если каждому веку в нём не найдётся, что

исследовать … Природа не раскрывает свои

тайны сразу и навсегда.

Сенека.

Занимаясь экстраполяцией в предыдущем пункте, рассматривая человечество как единое целое, мы во многом опирались на результаты проекта «Комплексный системный анализ и математическое моделирование мировой динамики» программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Экономика и социология знания», начатый в 2009 году, ведущий организацией которого является ИПМ им. М.В. Келдыша РАН.

В этом проекте мы исходим из теории выдающегося экономиста Николая Дмитриевича Кондратьева. В соответствии с его подходом, кризисы, войны, революции определяются так называемыми кондратьевскими циклами, сменой технологических укладов. Нынешний кризис в этом контексте связан с тем, что отрасли V уклада (электроника, малотоннажная химия, интернет, телекоммуникационные системы и мобильная связь) не дают прежней отдачи и уже не нуждается в больших инвестициях. В то же время отрасли VI уклада (биотехнологии, новая медицина, нанотехнологии, новое природопользование, полномасштабные технологии виртуальной реальности, роботика возможно, несколько других) ещё не готовы к большим вложениям. Именно сейчас приходит «пересдача карт Истории» – определяется какие страны, регионы, технологии станут ведущими, а какие ведомыми.

По-видимому, при регулярном развитии событий, освоение возможностей VI технологического уклада займёт время примерно до 2050 года. И в этом смысле исключительно важно, чтобы в освоении возможностей этого технологического уклада самое активное участие приняла Россия.

Действительно, и новые материалы, и технологии природопользования, образования, сохранения здоровья резко повысят возможности небольших групп жить в автономных поселениях, будучи включёнными в активную, творческую, созидательную жизнь отдельного региона или всего человечества.

Однако в истории наряду с регулярными, хорошо прогнозируемыми процессами (движениями вдоль устойчивой ветви бифуркационной диаграммы, движениями вдоль русла, в другой терминологии) возникали неожиданные, парадоксальные ситуации, меняющие всю картину (система оказывались в области джокера).

Возможны ли такие неожиданности (wild cards – дикие карты в западной терминологии)? По-видимому, да. И самые большие возможности, и самые опасные угрозы сейчас и в ближайший век будут связаны с «расширением человека», с выходом его на новый уровень, с «апгрейдом», пользуясь компьютерной метафорой. Возможно, это будет самый важный выбор, который предстоит сделать человечеству.

В самом деле – мы всё шире используем протезы, улучшающие качество нашей жизни или продлевающие её – зубы, имплантаты, искусственные суставы, хрусталики. Новые горизонты в «выращивании запчастей» для человека должно открыть использование стволовых клеток.

Но на очереди большее – новые органы чувств и новые возможности. Несколько лет назад известный российский биотехнолог С.Д.Варфоломеев выступил на Президиуме РАН с докладом о возможности наделения человека новыми органами чувств. В самом деле, для специалистов, работающих с делящимися материалами, было бы удобно ощущать радиоактивность, для людей, имеющих дело с сильными магнитными полями – чувствовать их. По оценке С.Д.Варфоломеева, основная часть пути биотехнологами уже пройдена, и до практической реализации новых возможностей осталось 10-15 лет.

И действительно – есть три направления, исследования в которых направлены на то, чтобы существенно расширить физические и психические возможности человека. Это военные системы, в которых человек всё чаще оказывается «самым уязвимым звеном» или «самым медленным кораблём в эскадре», и повышение его возможностей окупается сторицей. Это реабилитация инвалидов, связанная с включением или созданием «резервных систем» для повреждённого организма. Это спорт высших достижений, который подводит человека к его пределам и ищет способы расширить их.

Нам интуитивно кажется, что так будет всегда. Но давайте посмотрим правде в глаза – количество рано или поздно (а, скорее рано, чем поздно) перейдёт в качество. Появятся отдельные люди, группы, колонии, возможно расы, существенно отличающие от простых смертных. И тут автономные поселения приобретут совершенно иной смысл и значение. Они станут своеобразными «испытательными стендами», «полигонами будущего».

Простейший случай – «нулевой вариант» – описан в романе Стругацких «Волны гасят ветер». Там рассмотрен механизм отбора в человеческой популяции лиц, которых можно было перевести на следующий уровень – «люденов» (от известной работы голландского культуролога Й. Хейзинга – Homo ludens – человек играющий). Получив сверхспособности и доступ к ресурсам космоса, новая раса покидает Землю. По-видимому, реальность окажется иной, более тяжёлой и суровой.

Вместе с тем естественно предположить, что в очень недалёком будущем появится возможность эффективно осуществлять отбор людей, наиболее подходящих к различным видам деятельности, к разным жизненным траекториям. В частности, в США ведётся национальная программа, ориентированная на то, чтобы снизить стоимость установления ДНК-последовательности до 1000 долларов, чтобы каждый американец имел такой анализ. Пока врачи, физиологи, биотехнологи могут сказать очень немного, пользуясь этой информацией (предрасположенность или устойчивость к 150 заболеванием), не могут сопоставить способности и наклонности с известным геномом.

Естественным шагом было бы выявить их или «заточить» с помощью серии процедур на комфортное проживание в определённых климатических зонах. Видимо, в этом случае «автономные поселения» станут насущной необходимостью.

В настоящее время «генетическое конструирование», «генная инженерия» животных и растений развивается стремительными темпами. По оценке Нобелевского лауреата Дж.Уотсона, до того, как объектом подобных манипуляций станет геном человека не меньше 50 лет. Но, с другой стороны, и классики могут недооценивать темп перемен (и история знает много таких примеров), и полвека – не такой уже большой срок.

По-видимому, за VI технологическим укладом последует VII, в центре которого окажется преобразование самого творца. Это может стать революционным изменением. В традиционных цивилизациях, существовавших десятки веков, основное внимание уделялось предметам труда. Индустриальная цивилизация делала акцент на средствах труда (вспомним классическую формулу Маркса: «Эпохи отличаются не тем, что производят, а тем, как производят»). Вполне возможно, что в сверхиндустриальной цивилизации главными станут вопросы: «Кто производит?», «Для чего производит?».

Известный американский футуролог Элвин Тоффлер выделял три волны в развитии человечества. Первая была связана с земледелием и скотоводством, с сельским хозяйством и ремесленным производством. Вторая – с индустриальным развитием, стандартизацией. Третья волна, начавшаяся в 1960-е годы, по мысли Э.Тоффлера, связана с ростом разнообразия, с учётом индивидуальных способностей, потребностей, запросов. Это будет эпоха выбора образа жизни, культурных стилей, темпов развития. Прошедшие полвека со времени этого прогноза показали, что мы действительно входим и создаём эту новую реальность. И переход к VII технологическому укладу, направленному на раскрытие возможностей человека – естественное продолжение этой третьей волны. В настоящее время контуры VII уклада пробуют очертить участника клуба инновационного развития Института философии РАН, президентом которого является В.Е. Лепский.

Поэтому, подводя итог размышлениям о дороге к звёздам и путям развития нашей цивилизации, можно сказать, что главные вопросы, которые определят нашу перспективу и уже влияют на нынешнею реальность: «Что есть человек в настоящее время?», «Каким он может стать в будущем?».

Ответы на эти вопросы требуют размышлений, исследований, развития междисциплинарных подходов уже сегодня. Дорога в завтрашний день может оказаться гораздо короче, чем кажется сегодня.

Эти заметки во многом родились из обсуждений этих проблем с академиком Н.Н. Моисеевым, Э.М. Галимовым, М.Я. Маровым, М.А. Черепащуком, В.С. Степиным, В.А. Садовничим, иностранным членом РАН А.А. Акаевым, профессорами С.Д. Варфоломеевым, В.И Аршиновым, В.Г. Будановым, В.Е. Лепским, а также Н.Ф. Сайфуллиным и А.В. Турчиным, которые помогли нам выработать свой взгляд на круг проблем, обсуждаемых в этих заметках.

 


[1] Популярная механика, 2010, №5,с.24

[2] Саган К. Космос. СПб, Амфора, 2008, 368с.

[3] Тойнби А.Дж. Постижение истории. Прогресс, 1991 - 736с.

[4] Капица С.П, Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. Изд. 3-е. – М: Едиториал УРСС, 2003. - 288 с. (Синергетика: от прошлого к будущему).

[5] Синергетика. Будущее мира в России / Под ред. Г.Г.Малинецкого. – М: Изд. ЛКИ, 2008. - 384. (Синергетика от прошлого к будущему. Будущая Россия.)

[6] Режимы с обострением. Эволюция идеи: Законы коэволюции сложных структур. – М.: Наука, 1998-255с.

[7] Бадалян Л.Г., Криворотов В.Ф. История. Кризисы. Перспективы. Новый взгляд на прошлое и будущее. URSS. 2010-288с.

[8] Турчин А.В. Сценарий глобальной катастрофы. URSS. 2011-432с.

   
   
© 2020 - "InoCont"; info@inocont.net